Документы из сирийских архивов, попавших к французам позволяют восстановить «недостающее звено» в истории Ближнего Востока в период перед провозглашением независимого Израиля. Факты указывают на то, что офицеры британской разведки и британские дипломаты использовали все имеющиеся в их распоряжении средства (и межарабские разногласия), чтобы подтолкнуть арабских лидеров к войне с Израилем.

11 сентября 1947 года, перед совещанием политического комитета Арабской Лиги в ливанском местечке Цуфар (Saoufar), собравшегося для обсуждения арабского ответа на отчет UNSCOP (о разделе Эрец-Исраэль), ливанская газета “L’Orient” опубликовала статью, в которой говорилось, что подобно плану «Великой Сирии», план «Восточный блок» (система оборонных договоров с Англией на Ближнем Востоке) также висит как Дамоклов меч над независимостью арабских стран и Лиги. Еще говорилось в статье, что инициаторы «Блока» – иракский премьер Нури а-Саид и король Иордании Абдалла. 20 сентября ливанская газета “Le Jour” сообщила, что «бригадир Илтид Клэйтон, глава британской разведки на Ближнем Востоке», выехал в Дамаск после совещания в Цуфаре. В статье цитировалась сирийская газета, которая предположила, что визит Клэйтона связан с планом «Великой Сирии» и напряженностью в отношениях президентов Сирии и Ливана (Шукри аль-Куатли и Башара аль-Хури) с королем Абдаллой. Другое предположение было – визит связан с событиями в Эрец-Исраэль. 19 февраля 1948 года ливанская газета “Le Soir” опубликовала статью под заглавием “Claytonmade” («Дело рук Клэйтона»).

Газета, ссылаясь на «сионистские источники», сообщала, что Клейтон – «архитектор» плана «Великой Сирии», «Восточного Блока» и двусторонних соглашений о защите с арабскими государствами – теперь продвигает новую схему раздела Палестины. План предполагал, что: «Ливан захватит Западную Галилею до Шавей-Цион[1]; Сирия – северо-восточную часть Галилеи и часть ее юга; Египет тоже получит часть пирога; а Трансиордания проглотит остальное». Фактически, эти и другие отчеты в ливанской прессе о действиях британских тайных агентов были частью секретной войны, которую вела французская разведка против британцев.

Бевин (слева) и Эттли

Как и Шарль де Голль, обвинивший Англию в заговоре с целью вытеснения Франции с Ближнего Востока, Давид Бен-Гурион обвинил англичан в попытке помешать созданию Государства Израиль – с помощью тайного натравливания арабских стран на осуществление вооруженного вторжения в Страну.

Вопрос «какую роль играла Англия в войне 1948-49 гг.» находился в центре многих исследований по истории и историографии Войны за Независимость. Однако, многие годы не удавалось отыскать свидетельства, подтверждающие заявление Бен-Гуриона о том, что англичане толкали арабских лидеров атаковать Израиль на следующий же день после провозглашения независимости 15 мая 1948 года. Эти доказательства обнаружены во французских архивах, конкретно – в фондах французских спецслужб, чьи офицеры следили за деятельностью своих британских коллег на Ближнем Востоке в 40-е гг. Сирийские и английские документы, обнаруженные во французских архивах, подтверждают заявления де-Голля и Бен-Гуриона. Эти документы, а так же отчеты французских спецслужб, показывают, что офицеры британской разведки и сотрудники МИДа, стоявшие за изгнанием Франции из Сирии и Ливана в 1945 году, действовали в том же ключе, когда пытались помешать созданию Израиля в 1947-8 гг.

Главная сложность в исследовании войны 1948 года состоит в недоступности арабских архивов. Сирийские документы, добытые французской разведкой, включают в себя частную и свободную от цензуры переписку и секретные соглашения между арабскими лидерами. Кроме того, там есть дипломатическая переписка, позволяющая историку узнать ближе позицию арабов по вопросу создания еврейского государства в Эрец-Исраэль и не ограничиваться только израильскими или британскими архивами, мемуарами или статьями в периодических изданиях. Сирийские документы показывают, что отношение арабских лидеров к идее создания Израиля определялось НЕ ТОЛЬКО их враждебностью к сионизму, но и многими другими важными факторами. Это подчеркивает важность исследования арабо-израильского конфликта также и в связи с англо-арабскими и межарабскими отношениями. Другими словами конфликт вокруг Эрец-Исраэль не ограничивался только англо-сионистским или арабо-израильским противостояниями.

Документ номер 1:

О Тайном соглашении между президентом Куатли и Эрнстом Шоном,

послом Великобритании в Сирии и Ливане

секретно

Переписка номер 1

Я, нижеподписавшийся, Шукри аль-Куатли, президент сирийской республики, обязуюсь честью, от своего имени и имени народа Сирии, оказавшего мне честь и избравшего меня своим президентом, сделать все от меня зависящее для объединения Сирии в ее естественных границах – т. е. от гор Тауроса и до пустыни, Египта и Средиземного моря. Я обязуюсь сделать все возможное для объединения «Бар эль-Шаам»[2] и сражаться до полного объединения Сирии, как первого шага для единства всех арабов.

Это – наш договор, Аллах – свидетель наш.

Дамаск, 29 мая 1945 года.

Подписи: Шукри аль-Куатли, президент республики;

Джамиль Мaрдам-бей;

Тысячи сирийских и других арабских документов, найденных во французских архивах, вместе с британскими разведывательными сводками, полученными французской разведкой, подтверждают, что роль британских секретных служб на Ближнем Востоке в течение и после Второй мировой войны есть «недостающее звено» в историографии этого региона в 1940-х гг. Два вывода могут быть сделаны из исследования этих документов, относящихся к роли офицеров британской разведки во время войны в Эрец-Исраэль.

Прежде всего, в 1940-х Великобритания проводила двуличную политику на Ближнем Востоке:

1) хорошо задокументированная, официальная политика, определенная Уайтхоллом обеими Консервативной и Лейбористской партиями;

2) была неофициальной и скрытной, которую можно назвать «региональной», осуществленной «агентами на местности», которая оставила немного следов в британских архивах;

Это была малочисленная, влиятельная группа дипломатов и тайных агентов-«арабистов», которые влияли на кабинет в Лондоне и проводили собственную политику, которая отклонялась от официальной линии. Они были убеждены, что необходимо действовать против «пораженчества», угрожавшего позиции Англии в ее противостоянии СССР. Эти агенты пользовались уникальным статусом посредников между Уайтхоллом и местными арабскими лидерами. Или преднамеренно, или из-за укоренившихся личных предпочтений, они поставляли отчеты, искажавшие реальное положение дел. Они не просто собирали и интерпретировали информацию и рекомендовали дальнейшие шаги, но управляли потоком информации и проводили свою собственную политику, держа лондонское начальство в неведении. Эта деятельность, которая была поддержана старшими офицерами в Каире, усилилась при Лейбористском правительстве во время кризиса в Эрец-Исраэль в 1947-48 гг.

Второй вывод состоит в том, что британские тайные агенты преуспели в проведении своей политики в основном благодаря косвенному контролю над местными «агентами влияния». Они предпринимали тайные политические операции, тайную дипломатию и пропаганду, чтобы управлять арабскими лидерами и общественным мнением – методы, широко использовавшиеся англичанами на Ближнем Востоке во время Второй мировой войны. Сирийские и британские документы обеспечивают уникальное понимание принципа работы британских секретных служб в подчинении себе ведущих арабских лидеров и помощи им прийти к власти в обмен на сотрудничество. Президент Куатли и премьер-министр Мардем-бей в Сирии; президент Хури и премьер-министр Сульх в Ливане; генеральный секретарь Лиги арабских государств Абд аль-Рахман аль-Аззам – это главные примеры, но были многие другие. Вместе с тем, нельзя сказать, что британские офицеры разведки полностью управляли этими деятелями. Отношения были сложны и включали различные средства принуждения.

Кроме политических и финансовых взяток – и, при необходимости, давления и вымогательства – эффективной тактикой была: убедить их, что сотрудничество с Великобританией в их собственных интересах и интересах их страны. Но методы, какие, например, имели место в случае с президентом Куатли, не всегда удавались. После Второй мировой войны, поскольку британский престиж упал и военно-экономическое положение Англии ухудшилось, вес тайных политических операций увеличился, тайные агенты стали существенным инструментом в деле охраны стратегических и экономических интересов их страны на Ближнем Востоке.

Давид Бен-Гурион

 

Миссия в Париже

В информации, переданной французскими спецслужбами в «Хагану» осенью 1947 года говорилось, что Клэйтон и его помощники были вовлечены в новую инициативу обеспечить прочность стратегического положения Великобритании на Ближнем Востоке. Источники связывали имя Клэйтона с эскалацией арабо-еврейского конфликта в Эрец-Исраэль. Эту эскалацию также связывали с новым планом раздела, предложенным Клэйтоном, который, вопреки плану ООН, предлагал раздел Эрец-Исраэль между соседними арабскими государствами, а территорию еврейского государства предполагалось ограничить прибрежной полосой между Атлитом и Тель-Авивом. Французы связывали эту инициативу с возобновлением британских усилий по проталкивания плана кантонизации (комиссия Моррисона-Грейди, 1946) и предупредили об опасности нападения на Ишув нерегулярными силами Лиги арабских государств. Они также предупредили, что возможно вторжение и регулярных арабских армий для предотвращения создания еврейского государства.

Сведения, переданные французами после решения ООН о разделе Эрец-Исраэль (29 ноября 1947 года), были еще более тревожными. 13 января 1948 года, Морис Фишер (координатор по связям ШАЙ[3] с французскими спецслужбами) сообщил из Парижа, что из самых надежных источников стало известно о достигнутом 17 декабря 1947 года соглашении Клэйтона с ливанским премьером Риадом аль-Сульхом. Согласно этой договоренности, англичане уйдут из северной части Эрец-Исраэль и предоставят «Арабской армии освобождения», под командованием Фаузи эль-Каукджи, полную свободу атаковать еврейские населенные пункты. На следующий день, в Хайфу из Бейрута прибыли два французских офицера разведки и доложили французскому военному атташе, что сирийский премьер Джамиль Мардам-бей мобилизует «нерегулярные добровольческие силы численностью 20 тысяч человек для вторжения в Эрец-Исраэль, с согласия англичан».

Документ номер 2:

Константин Зурейк, сирийский посланник в Вашингтоне

премьер-министру и министру иностранных дел Сирии Саадалле аль-Джабири

Секретно, зашифровано

От кого: сирийская дипломатическая миссии в Вашингтоне;

Кому: Его превосходительству сирийскому министру иностранных дел, Дамаск;

Американское правительство удивлено позицией, которую заняли арабы по отношению к нему в связи с палестинским вопросом.

Во всем этом деле Америка видит только гуманитарный вопрос и на это основано их обещание евреям; но англичане занимают другую позицию, и американское правительство выражает удивление, что арабы полагают, будто оно единственное, показывающее враждебность арабам и грозящее им евреями.

Во-первых, говорят американцы, обещание Бальфура – британское, а не американское.

Во-вторых, Великобритания хочет использовать арабо-еврейский конфликт, потому что он единственная возможность для них остаться в Палестине и доминировать над всеми арабским миром.

Американское правительство очень хочет найти мирное решение арабо-еврейского конфликта, но убеждено, что британские колониальные власти сделают все для предотвращения этого, поскольку Великобритания стремится обострить обстановку в Палестине и перевести ее в стадию кровопролития.

Наш интерес, насколько я вижу, состоит в том, чтобы найти окончательное урегулирование, стремиться к уходу Великобритании из Сирии и Палестины и к претворению в жизнь будущего плана полного урегулирования ближневосточной проблемы, который выдвинет американское правительство. Я полагаю, что такой план будет принят всеми сторонами, кроме, конечно, Великобритании.

7 ноября 1945, – для полномочного представителя министра.

подпись: Константин Зурейк

В конце августа 1947 года в Париж был срочно послан Элияhу Сасон, главный советник Бен-Гуриона по арабским делам. Сасон находился в Париже до середины сентября – обратно он посылал различную информацию и предложения, в т.ч. предупредить короля Абдаллу и египетское правительство, что английские агенты толкают их страны принять участие в войне с евреями в Эрец-Исраэль. Отчеты из архивов «Каганы» того времени напрямую связывают обострение арабо-еврейского конфликта с усилиями Великобритании сохранить свой стратегический статус в регионе. В этих отчетах также есть намеки на новый план, разработанный каирской резидентурой – «раздел Эрец-Исраэль между соседними арабскими странами». В первые месяцы 1948 года ШАЙ продолжала получать сведения о деятельности англичан, об усилиях Клэйтона и его людей помирить арабских руководителей и убедить их в необходимости объединиться для предотвращения создания еврейского государства.

После августа 1947 беспокойство Бен-Гуриона относительно действий Клэйтона, «экспертов-арабистов» в британском МИДе и на Ближнем Востоке усилилось. 11 ноября 1947 он послал своего представителя побеседовать с Клэйтоном, причем Клэйтон не должен был знать, что автором вопросов является Бен-Гурион. Из-за срочной необходимости раскрыть замыслы английских спецслужб, Бен-Гурион утвердил «Операцию Акко», в ходе которой 25 декабря «Хагана» перехватила дипломатическую почту, посланную из британского консульства в Бейруте через хайфский порт в Лондон.

11 января 1948 года Сасон послал письмо королю Абдалле, в котором предостерегал его от участия в авантюре по срыву плана ООН о разделе Эрец-Исраэль, разрабатываемой в Лондоне и Каире и продвигаемой Клэйтоном, Нури а-Саидом, работниками МИДа и министерства по делам колоний. Эта авантюра, писал Сасон, предназначена и для того, чтобы вовлечь Трансиорданию в войну против Ишува, вопреки достигнутому ранее взаимопониманию между королем и Еврейском Агентством. В феврале в Лондон прибыл Реувен Заслани (Шилоах), координатор по вопросам разведки при Бен-Гурионе, чтобы изучить последствия неудачи Англии заключить оборонительный союз с Ираком (январь 1948 года, т. н. «Портсмутское соглашение») – повлияло ли это на позицию Лондона в вопросе Эрец-Исраэль. Ему также было поручено выяснить, существует ли британский план по предотвращению создания еврейского государства. Шилоах доложил Бен-Гуриону, что хотя кабинет и не противился плану ООН, «специалисты» заявили, что план не имеет шансов на претворение в жизнь и действуют с целью его срыва. Шилоах конкретно упомянул советника Бевина Харольда Бэйли, Илтида Клэйтона и Джеральда де Гори.

Президент Сирии Шукри аль-Куатли (Shukri al-Quwatli), король Саудовской Аравии Ибн-Сауд

и иракский премьер а-Саид на панарабском саммите 1946 года

Шилоах отметил, что данные «специалисты», поддержавшие заключение коллективного военного соглашения с арабскими странами, считают, что на будущее еврейское государство нельзя полагаться. Он добавил, что их поддержка арабов осуществляется без какого-нибудь позволения на то кабинета министров. Вместе с тем, Шилоах полагал, что «специалисты» не смогут повлиять на кабинет, чтобы тот отменил решение о прекращении Мандата и выводе британских войск из Эрец-Исраэль, т. к. это решение поддержали и Верховный комиссар Кенингхэм и командующий британским контингентом в Эрец-Исраэль генерал Гордон Макмиллан. То же самое предположил и Бен-Гурион – в беседе с французским дипломатом в начале марта 1948 года. 7 марта Бен-Гурион записал в своем дневнике: «Бригадир Клэйтон поехал в Сирию – англичане собираются превратить Сирию в свой оплот, после провала в Ираке и Египте. Ситуация в арабском мире тяжелая: <…> в Ираке волнения и Англия намерена сосредоточить внимание арабов на Эрец-Исраэль».

Примеры, приведенные в начале статьи – из ливанской прессы и французских архивов – не могут не породить вопросов. Была ли связь между усилиями Британии создать двусторонние военные союзы с Ираком, Египтом и другими арабскими странами, или усилиями создать региональный военный блок, и предпринятыми, по всей вероятности, усилиями каирской резидентуры разжечь полномасштабный вооруженный конфликт между евреями и арабами в Эрец-Исраэль? В чем состоит связь между британскими и хашимитскими усилиями создать «Великую Сирию», объединенную с Ираком, и обострением арабо-еврейского конфликта? Как Клэйтон связан с планом раздела Эрец-Исраэль между арабскими странами? Почему его обвиняли в натравливании арабов на евреев – сначала «добровольцев» из арабских стран на Ишув, а потом регулярных арабских армий на только что созданное Государство Израиль?

Сговор

28 мая 1947 года Наджиб аль-Арманази, сирийский посланник в Лондоне, сообщил своему министру иностранных дел о конфликте, в котором был замешан Клэйтон, – между Министерством иностранных дел и секретными службами, которые «категорически отказались отзывать его из Египта». Армэнази отметил, что «поддержка Клэйтона превосходит всякое воображение», и добавил, что ему дали «карт-бланш претворять в жизнь важную программу, и он стремится это сделать, во что бы то ни стало». Программа состояла из создания «Великой Сирии» и обеспечения британского контроля над Ливией. В тот же день, Мардам-бей приказал Арманази уведомить чиновников в британском Министерстве иностранных дел, что сирийское правительство категорически против любого вмешательства или вовлечения короля Абдаллы в сирийские дела. Ранее он сообщил Арманази, что британские агенты подстрекают друзов в Джабель-Друз и бедуинов в пустыне против сирийского правительства. В начале июня, Мардам-бей написал непосредственно Бевину – он жаловался на интриги британских чиновников в Арабском Легионе против Сирии, добавил: «Что делает ситуацию еще более тонкой – это то, что заговор, организованный против Сирии, приветствуется всеми британскими чиновниками на Ближнем Востоке». Он предупредил, что, если у Сирии не останется никакого другого способа сохранить свою независимость, она обратится за помощью к другим державам, включая СССР.

Сообщения об увеличивающейся подрывной деятельности британских агентов в Сирии появились во время сирийских парламентских выборов и эскалации напряженности вдоль границ Сирии (с Иорданией и Ливаном) летом 1947 года. Арабская разведывательная сводка, добытая французами, показывает, что британские тайные агенты также толкали «Братьев-мусульман» в Сирии действовать против правительства. В сводке также сказано, что британские агенты в Египте сотрудничают с «Братьями-мусульманами» против растущей коммунистической пропаганды. Ухудшение в сирийско-иорданских отношениях совпало с англо-иракскими переговорами относительно нового военного соглашения, призванного заменить соглашение 1930 года. И тогда отношения между иракским правительством и королем Абдаллой стали улучшаться. Таковы были начальные стадии схемы, разработанной британскими секретными службами в Каире, Аммане и Багдаде, и осуществленной между июлем 1947 года и маем 1948 года.

Документ номер 3:

Президент Куатли членам правительства

секретно

От президента сирийской республики – уважаемым министрам.

Миссия генерала Клэйтона, главы специальной арабской секции ближневосточного дела, имеет две цели:

Во-первых: убедить нас, что «Единая Сирия» обязательно появится;

Во-вторых: найти понимание между Сирией и Турцией.

Для взаимопонимания с Турцией мы подтвердили ему наше согласие и что мы хотим его видеть в рамках британского меморандума, который был нам представлен.

Что касается «единства», он продемонстрировал два плана:

сирийское единство, включая Сирию, Трансиорданию и часть Палестины с плебисцитами о форме правления и о выборе короля, если форма правления будет монархией.

арабское единство, включая Ирак, Сирию, Трансиорданию и часть Палестины. Тогда королем был бы Фейсал (король Ирака) и было бы три «хранителя короны». Законы, армии и т. д. будут объединены.

После того, как мы выразили наше ясное желание достичь независимости и, спрашивая его мнение об отношении Франции и о соглашении с ней, он сказал: «Это не рассматривается;

Когда Вы захотите единство, с Францией все будет улажено».

Наши ответы были отрицательны, но это было связано с отношением Великобритании к нам, в сравнении с Францией. Если Великобритания сумеет удалить французские войска из Сирии и Ливана, то тогда для нас станет возможным обсудить план, который он представил. До этого любое обсуждение невозможно.

1 января 1946 президент сирийской республики

Подпись: Шукри аль-Каватли

Летом 1947 года английская политическая активность на Ближнем Востоке оказалась в тупике. Египетский премьер Махуд Фахми аль-Нукраши, при поддержке короля Фарука, потребовал от Англии ясного обещания вывести войска и признать египетские притязания на территорию Судана иначе Египет не подпишет с Великобританией никакого двустороннего соглашения. В июле Египет поднял вопрос в ООН о выводе английских войск. Английская политическая линия в Эрец-Исраэль также потерпела полную неудачу. После провала переговоров с арабскими и сионистскими представителями в Лондоне в начале 1947 года, кабинет объявил о своем намерении вернуть в ООН Мандат на Эрец-Исраэль. Британия также потерпела неудачу в пропагандистской войне (в основном на территории США) против сионизма. Сионистским деятелям удалось убедить американское общественное мнение, что конфликт в Эрец-Исраэль это не «арабо-еврейский конфликт», а «англо-сионистский конфликт – между национально-освободительным движением и колониальной державой». Жесткие меры, предпринятые Англией против «нелегальной иммиграции» спасшихся от Катастрофы в Европе вызвали резкую критику во всем мире, достигшую своего апогея в истории с «Эксодусом».

Сообщения, приходившие в Лондон об атаках ЭЦЕЛь и ЛЕХИ против английских солдат вызывали возмущение в британском обществе и способствовали решению кабинета вывести войска из Эрец-Исраэль. Кроме того, с обострением экономического кризиса, Клемент Эттли был вынужден пойти на существенные сокращения расходов по содержанию английских войск за пределами Великобритании. Англия уже не могла содержать Империю – ни в экономическом, ни в военном отношении. В июне правительство объявило о решении уйти и из Индии.

Арабские правители с волнением наблюдали за развитием событий в Лондоне, которые однозначно говорили – Империя распадается, англичане уходят с Ближнего Востока. Они видели, как англичане оказались неспособными подавить сионистское восстание, как Британия теряет почву из-под ног на Ближнем востоке и оказывается в менее выгодном положении в регионе, чем США. Декларация Трумэна о решимости США защитить Турцию и Грецию от вероятного советского вторжения подтверждала предположения арабов. Усилия Британии создать региональный оборонительный блок для противодействия советской экспансии натолкнулись на непонимание арабских лидеров. В то же время президент Сирии полагал, что англичане не уйдут без боя, а король Фарук сказал Мардам-бею, что «Англия издевается над нами и использует нас в своих интересах». Французская разведка также считала, что Великобритании еще далеко до полной потери региона и что у англичан «еще много карт в запасе».

Записка офицера французской разведки о содержании разговора с Элияѓу Сасоном. Фото Меира Замира

Переложить ответственность на американцев

23 сентября 1947 года, сразу же после конференции Арабской Лиги в Цуфаре, французский дипломат в Багдаде доложил руководству о секретном английском плане разжигания арабо-еврейской войны для претворения в жизнь проекта «Великой Сирии». Отчет, лишь малую часть которого я цитирую здесь, утверждает, что агрессивный настрой иракского премьера в Цуфаре был согласован с англичанами и «этот настрой является поворотным пунктом во всей британской политике на Ближнем Востоке».

«По всей видимости, английское правительство, под воздействием ‘молодежи’ из МИДа и спецслужб, решило, после длительных раздумий, пойти на претворение в жизнь плана, который позволит Англии восстановить свое влияние в регионе. Англичане верят, что ООН одобрит план UNSKOP. Этот план приведет к массовым волнениям в Палестине. Тогда англичане используют ситуацию для усиления своего влияния. Согласно британскому источнику, их план таков:

Великобритания отказывается от Мандата как можно скорее и передает его в ООН. ООН организовывает международные силы для урегулирования ситуации в Палестине. Уже сейчас следует ожидать вывода большей части британских войск из Палестины. В случае открытого столкновения между арабами и евреями, англичане все равно выведут войска, под предлогом обеспечения безопасности своих солдат. Они уйдут в Трансиорданию, откуда одна или две британские дивизии всегда смогут вмешаться в происходящее, если в этом возникнет необходимость. На этом этапе британские агенты начнут толкать арабские страны вмешаться в конфликт в Палестине, чтобы помочь своим арабским братьям, если те подвергнутся нападению евреев».

В этом отчете предполагается, что Британия воздержится при голосовании в ООН по плану UNSKOP и «тем самым переложит ответственность за создание Еврейского Государства на плечи США и их сателлитов». Далее идут подробности британского плана вовлечения Сирии в вооруженный конфликт в Эрец-Исраэль, что послужит предлогом для Легиона короля Абдаллы и иракской армии двигаться в сторону Дамаска для «защиты Сирии от сионистской агрессии».

«По достижении Дамаска, король Трансиордании получит всеобщую поддержку и станет действовать ради установления мира в Палестине и аннексии арабской части этой страны в пользу Великой Сирии, которая затем объединится с Ираком».

Документ номер 4

Король ибн-Сауд президенту Куатли

Совершенно секретно

Его Превосходительству президенту сирийской республики – Дамаск

(через саудовскую Дипломатическую миссию в Дамаске)

Мы сообщили британскому ответственному министру, что ни под каким видом не намерены давать наше согласие на план разделить Палестину.

Мы также сообщили ему об удивлении, вызванном тем, что мы убедились, что британские агенты и частные лица, способствуют возникновению беспорядка и волнений в Сирии, нестабильности власти, правительства для возможного воцарения там Абдаллы.

Мы также дали ему ясно понять если это действительно их истинное стремление, эти маневры постигнет неудача. Если это только инсценировка, то она не поможет убедить арабские страны сохранить свою дружбу с Англией. Мы добавили также, что Сирия не согласна стать жертвой, оставив Александретту туркам и передать себя под власть Абдаллы. Он обещал дать мне быстрый ответ.

Абд эль-Азиз ибн-Рахман аль-Сауд

14 ноября 1946

Однако, вопреки сообщениям французского дипломата, лондонский кабинет не знал о планах своих собственных спецслужб натравить арабские армии на еврейское государство и, соответственно, не могло их утвердить. Эттли, решивший уйти из Эрец-Исраэль вопреки мнению высшего британского генералитета, не мог взять на себя моральную ответственность за сговор уничтожить Ишув через три года после Шоа. И еще: подобный шаг мог испортить отношения Лондона с Вашингтоном и вообще – негативно сказаться на международном престиже Англии. Бевин, хоть все еще верил в стратегическую и экономическую важность региона для Британской империи, вряд ли бы втайне действовал вразрез с политикой премьера. Его напряженные отношения со спецслужбами, о чем свидетельствуют сирийские документы, подтверждают предположение, что и он тоже был введен в заблуждение и стал жертвой собственной неспособности контролировать подчиненных. Бевин был уверен, что кровавая вражда евреев и арабов похожа как две капли на религиозный конфликт индусов и мусульман в Индии, разгоревшийся из-за объявленного намерения Англии оттуда уйти. Как и в Индии, насилие и убийства заставят обе стороны прийти в конце концов к компромиссу, который англичанами уже давно, но безуспешно, предлагался. Тогда Англия не будет нести ответственности за последствия «раздела», в успех которого не верила, и вновь будет призвана для установления более справедливого и более прочного урегулирования. Многие английские политики и чиновники поддерживали эту доктрину. Но Бевин и другие министры не знали, что их резидентуры на Ближнем Востоке, а так же дипломаты-арабисты в Лондоне и арабских столицах, при поддержке высшего офицерства, с упорством стремились удержать регион, несмотря на решения правительства оттуда уйти, даже ценой полномасштабной войны арабов с евреями.

Итак, отчет из Багдада концентрируется на тайном плане английской разведки разжечь арабо-еврейскую войну, которая позволит создать «Великую Сирию» и объединить ее с Ираком. Другие отчеты французской разведки показывают, что первоочередной целью английского плана было обеспечение условий для сохранения английского влияния в регионе. Еще одной целью было предотвращение создания еврейского или арабского государства на территории Эрец-Исраэль, как это предусматривал план ООН. Английский план предусматривал также экстренные военные и политические меры на случай, если евреи станут одерживать победы и приступят к расширению своей территории. В этом случае, британские силы в Трансиордании и Египте вмешаются в происходящее, а британские дипломаты в ООН будут требовать прекращения огня. Источники информации для французской разведки считают английский план попыткой смешать карты в регионе и разжечь арабо-еврейский конфликт, что поможет Англии сохранять свое присутствие на Ближнем Востоке. Вне зависимости от исхода войны между арабами и евреями, разработчики плана предполагали, что по ее итогам Великобритания улучшит свои позиции по сравнению с летом 1947 года. И действительно, отчет дипломата в заключительной части содержит вывод: «Таким образом, положение англичан, какое-то время казавшееся подорванным, улучшится, тем более в свете намерений Египта отменить англо-египетский пакт».

Во время совещаний в Лондоне и Каире, проходивших в 1947 году и посвященных военно-стратегическим проблемам Ближнего Востока, было решено, что Великобритания постарается заключить билатеральные военные соглашения с каждой в отдельности арабской страной. Новые соглашения должны будут заменить уже существующие. Идею обеспечения коллективной безопасности посредством Арабской Лиги предполагалось «похоронить». Считалось, что сначала Британии стоит подписать соглашения с дружественными хашимитскими династиями в Трансиордании и Ираке, а потом уже с другими арабскими государствами – особое значение придавалось Сирии. Британское верховное командование продолжало считать, что подписание договора с Египтом является первоочередной задачей. МИД ожидал, что после неудач в ООН, Англии будет легче возобновить контакты с Египтом и обещать Каиру военную помощь в решении «суданской проблемы». Однако, король Фарук, его премьер, вместе с президентом Куатли отказались подписывать военные соглашения с Англией, распадающейся колониальной державой. Арабские правители столкнулись с растущей активностью националистов – особенно среди молодежи, устраивавшей демонстрации с требованием социально-экономических реформ и неучастия в противостоянии Запада с Москвой. Когда стало ясно, что «коммунистическая угроза» становится не очень убеждающим аргументом, британские агенты в регионе нашли новое «пугало», которое должно было убедить арабских лидеров и арабские народные массы в необходимости доверить свою защиту британской армии. Этим «пугалом» оказалась «сионистская экспансия».

Генеральный секретарь ЛАГ Аззам и ливанский президент аль-Хури

 

Между молотом и наковальней

Официально, с июня 1947 года и по май 1948 года, британские агенты все еще пытались убедить арабские режимы в необходимости подписания двусторонних оборонительных пактов с Великобританией против русских. Но втайне они уже разжигали арабо-еврейский конфликт в Эрец-Исраэль, чтобы продвигать британские стратегические интересы. Англичанам необходимо было отвлечь внимание арабских масс от проблематичных параграфов оборонительных пактов и превратить эти соглашения из «антирусских» в «антисионистские». Предотвращение создания Израиля или существенное сокращение его территории рассматривалось как необходимый шаг в этой игре.

Война в Эрец-Исраэль, как предполагалось, повлияет на позицию США по вопросу о разделе Страны. Сионистская пропаганда не сможет представить конфликт как борьбу еврейского народа против колониального ига Британии. Арабо-еврейский конфликт также должен был подтвердить давние британские объяснения своих действий в Эрец-Исраэль: Британия, якобы, оказалась «между молотом и наковальней». Кроме того, конфликт поможет англичанам сохранить контроль над стратегическими точками в регионе – Хайфой, с ее портом и нефтеперерабатывающими предприятиями, а также Негевом, где планировалось размещение выводящихся из зоны Канала британских частей.

Частые визиты Клэйтона в арабские столицы в последние месяцы 1947 года и его закулисное участие в саммите ЛАГ в Цуфаре, Алее и Каире, были частью плана, который инициировали резидентуры в Каире, Багдаде и Аммане. Нури а-Саид, Мардем-бей и Сульх принимали участие в претворении этого плана в жизнь. Король Абдалла был им необходим – ведь именно его Легион должен был заставить Куатли, ибн-Сауда, Фарука и сионистское руководство принять британские предложения. Давление британских агентов в Трансиордании на Сирию, агрессивная позиция Ирака в Цуфаре и Алее (требование к ЛАГ вторгнуться в Эрец-Исраэль), предложение Клэйтона разделить Эрец-Исраэль между арабскими странами все это было частью сговора, о котором мы говорим.

В середине января 1948 года уже казалось, что британский план ждет успех. Внимание арабского общества переключилось на Эрец-Исраэль, Великобритания подписала оборонительный пакт с Ираком. Аналогичное соглашение с Трансиорданией готовилось к подписанию в самом ближайшем будущем. После неудачных попыток привлечь на свою сторону ибн-Сауда и Фарука против Абдаллы, Куатли собирался уступить англичанам, особенно после того, как те пообещали утихомирить трансиорданского короля. Куатли также опасался, что англичане могут сорвать его переизбрание на второй президентский срок. Премьер-министр Сульх, опасавшийся общей границы еврейского государства с Ливаном (что могло подогреть маронитский сепаратизм), сотрудничал с Клэйтоном и публично высказывался в пользу заключения англо-сирийского пакта.

Документ номер 5

Сирийский премьер-министр британскому министру иностранных дел

Совершенно секретно

От кого: сирийская дипломатическая миссия в Лондоне

Кому: Его превосходительству, британскому министру иностранных дел

Уважаемый министр,

В седьмой раз я обращаю внимание Вашего Превосходительства к интригам британских офицеров, контролирующих армию Трансиордании, угрожающей Сирии и сирийской независимости.

То, что делает ситуацию еще более тонкой заговор, организованный против Сирии, приветствуется всеми официальными британскими чиновниками на Ближнем Востоке.

Ни сирийское правительство, ни сирийцы, никогда не думали, что Великобритания помогла Сирии изгнать французов только для того, чтобы британский суверенитет смог заменить французский суверенитет над Сирией, – ведь хорошо известно, что Трансиордания и король Абдалла действуют в интересах Вашей страны.

Чтобы доказать наши благие намерения, я прилагаю советский меморандум который был представлен нам и на который мы до сих пор отказались отвечать. Но если бы британское правительство поставит нас в безвыходное положение, мы обратимся за помощью к любой иностранной державе, чтобы сохранить нашу независимость, которой сегодня, угрожают больше чем в любое другое время в прошлом.

Я надеюсь, что Вы предпримете меры, которые положат конец чрезвычайной напряженности, которую на Ближнем Востоке создает человек с возмутительными устремлениями, который действует, вдохновляемый и управляемый британцами.

Искренне Ваш,

Премьер-министр и министр иностранных дел

Джамиль Мардам-бей

3 июня 1947 года

Но когда Рональд Кэмпбелл, британский посол в Египте, и Клэйтон предложили египетскому премьеру сделку – Британия постарается предотвратить создание Израиля или максимально сократит его территорию в обмен на оборонительный пакт – тот категорически отверг любые попытки связать арабо-еврейский конфликт с египетскими требованиями вывода британских войск из Египта и «объединения долины Нила».

Вместе с усилиями по убеждению арабов подписать двусторонние оборонительные пакты, английские агенты усилили давление на арабских вождей объединиться перед угрозой «сионистской опасности». В сентябре-декабре 1947 года Клэйтон и другие агенты, вместе с Аззамом, Мардам-беем и Сульхом, создали т. н. «Арабскую освободительную армию» под начальством Каукджи. Это нерегулярное формирование начало действовать в Эрец-Исраэль еще до ухода оттуда британских войск. Аззам видел в этой «армии» инструмент, который можно будет использовать для вовлечения ЛАГ в конфликт. С другой стороны, сирийские и ливанские лидеры смотрели на Каукджи больше как на средство против амбиций короля Абдаллы овладеть Галилеей, чем средство борьбы с «сионистской экспансией против арабских братьев». Британская военная миссия под руководством полковника Фокса, бывшего с 1946 года неофициальным советником при сирийском военном руководстве, обеспечивала поставку вооружения с британских складов в Эрец-Исраэль для нужд «арабских добровольцев» в лагере «Катана» к югу от Дамаска.

Французские разведывательные источники сообщали о появившихся на улицах Дамаска дезертирах из британской полиции и армии, переодетых в арабское платье. Многие британские «сотрудники» иракской нефтяной компании также прибыли в город – сирийские газеты удивлялись: с чего это вдруг Дамаск стал «меккой» для британского «туризма»? Британские агенты установили контакт с муфтием Амином аль-Хуссейни – сначала через Сульха, а потом посредством его, Хуссейни, личного посланника. Хуссейни требовал предоставить ему возможность командовать собственными военными формированиями в Эрец-Исраэль. «Армия» Каукджи вторглась в Страну в начале января 1948 года. Он писал позднее, что англичане почти не препятствовали ее продвижению вглубь Эрец-Исраэль.

Король Трансиордании Абдалла Первый.

Эмиссар Д. Бен-Гуриона предупреждал его и египтян о том,

что британские агенты толкают их страны к войне с евреями

 

Кукловоды

Неудача с «Портсмутским соглашением» продемонстрировала провал идеи «двусторонних пактов». Хотя Бевин и подписал в Лондоне двусторонний оборонительный пакт с иорданским премьером Тауфиком абд-эль-Худом, – другие арабские лидеры (Аззам, Мардам-бей, Сульх и др.) открыто выступали против подобных соглашений с иностранными державами. И вот в британских военных, дипломатических и разведывательных кругах родилась идея новой стратегии для Ближнего Востока – договор о коллективной безопасности с арабскими странами, который может быть заключен при участии ЛАГ. В марте 1948 года Аззам и Мардам-бей заявили о необходимости изменения устава ЛАГ от марта 1945 года, чтобы упрочить связи между членами организации перед лицом «сионистской угрозы». Эта инициатива была за кулисами скоординирована с британской секретной службой. После консультаций с королем ибн-Саудом, король Фарук провозгласил, что будет согласен участвовать в переговорах по «коллективной безопасности» только после того, как Англия отменит все подписанные двусторонние оборонительные пакты с арабскими странами. В посылаемых в Лондон отчетах, дипломаты и разведчики подчеркивали прямую связь между неудачей «портсмутского договора» и событиями в Эрец-Исраэль. Неудача англичан в Ираке привела к тому, что опасность войны в Эрец-Исраэль возросла: такая война могла усилить зависимость арабов от Британии. Поражение Каукджи и отрядов Абд-эль-Кадера аль-Хуссейни (племянника муфтия) еще более усилили веру в то, что только регулярные арабские армии способны помешать созданию еврейского государства.

Формат этой обзорной статье не позволяет остановиться на всех шагах, предпринятых английскими агентами в Каире, Аммане и Багдаде, с целью подтолкнуть арабских лидеров напасть на еврейское государство. Они использовали все страх, зависть, жадность, ложные обещания, дезинформацию и внутреннюю вражду чтобы убедить арабов воевать. Целый ряд арабских руководителей – Нури а-Саид до провала «портсмутского соглашения», король Абдалла между июнем 1947 и маем 1948 года, Аззам, Мардам-бей, Сульх и другие «агенты влияния» – позволяли английской разведке свободно действовать и претворять в жизнь свои планы. Король ибн-Сауд, говоря об английских агентах, использовал слово «кукловоды». Арабские лидеры, казалось, боялись войны, но народ, который ими же и был «разогрет» против сионизма, требовал уничтожить зарождающееся еврейское государство. Аззам признался представителю Еврейского агентства, что «даже если мы будем разбиты, у нас нет другого выбора, кроме как начать войну».

Документ номер 6

Часть французской разведывательной сводки из Бейрута. Ее содержание достигло Бен-Гуриона на следующий день после составления через французское Консульство в Иерусалиме

 

Французская дипломатическая миссия в Ливане Бейрут, 11 мая 1948

Военный, военно-морской и военно-воздушный атташе

Разведывательная сводка № 68

Кажется, что решительность арабских государств относительно борьбы в Палестине стала более сильной в последние несколько дней. Они внезапно осознали ожидающуюся значительную потерю своего престижа во всем мире, если они оставляют Палестину еврейскому предприятию после таких долгих и решительных угроз в адрес сионистов.

Они предпочли бы пойти на риск военного поражения, а не на бездействие, которое они рассматривают как позор. Все государства решились на обширную военную акцию, не считаясь с ценой, против еврейского государства, надеясь, что внезапная и сильная атака, с использованием всех средств, доступных арабам, приведет к благоприятному результату, прежде чем евреи, атакуемые в самых жизненно-важных районах страны, сумеют опомниться и организовать отпор.

Арабские военные круги полагаются на отсутствие у евреев тяжелого вооружения (артиллерия, танки) и военных самолетов.

Начало военных действий запланировано на 15 мая, и кажется, что 1) первой главной целью регулярных армий будет непосредственно Тель-Авив, и 2) арабы готовят авиа-налеты на этот город. Область Тель-Авива будет целью египетской армии. (Зная арабов, мы не можем исключить, что немногие из них подготовлены к блицкригу).

Египетские войска концентрируются в Эль-Ариш. Британцы выступают против пересечения палестинской границы до 15 мая. Иракские войска сконцентрированы в Мафраке, сирийские войска – в Кунейтре. Ливанские войска уже на границе с Палестиной, но кажется, не должны активно участвовать в операциях. Видимо, их задача – сделать только некоторую демонстрацию, чтобы отвлечь часть еврейских войск на себя.

***

Удаление Исмаила-паши Сафуата с его поста Командующего арабских сил, видимо было мотивировано его отказом согласиться на британские требования относительно направления операций в Палестине, особенно в вопросе Хайфы, которую Сафуат хотел оккупировать. Британцы не согласны с этим – желают держать этот порт в своих руках – для эвакуации их войск. Сафуат возмутился. Абдалла и иракский регент согласились с британскими требованиями. Сафуат был снят и заменен командиром иракской дивизии Нур a-дин Махмудом, человеком регента, полное согласие которого с британцами общеизвестно.

Предложение американского правительства – переданное несколько дней назад арабским государствам и состоящее в продлении британского мандата на Палестину на десять дней, чтобы облегчить соглашение между арабами и евреями, – были приняты, наверное, сразу Аззамом-пашой, Риадом аль-Сульхом, Джамилем Мардамом и Хадж Амином аль-Хуссейни, но отклонены королем Абдаллой. Другие, вопреки своему мнению, вынуждены согласиться с ним, из-за нежелания казаться менее пламенными защитниками арабской Палестины, чем Хашимитский король.

Определенные круги в Дамаске боятся последствий признания после 16 мая Советским Союзом учреждения еврейского государства и немедленного заключения соглашения еврейско-советского пакта: как это скажется на позиции США и Великобритании относительно еврейского государства.

 

Центральным пунктом британского плана было обеспечение участия Египта в военных действиях в Эрец-Исраэль. Во французских документах приводятся многочисленные свидетельства о том, как именно британские агенты, вместе с Аззамом, давили на короля Фарука, чтобы тот начал войну, несмотря на сопротивление египетского премьера. Египетской армии было обещано вооружение и боеприпасы с британских складов на Канале. Англичане снабжали египтян разведданными, которые преуменьшали силу и выучку еврейских вооруженных формирований. Как и другие арабские лидеры, Фарук, находившийся под постоянным давлением со стороны египетской улицы, оказался беззащитным перед английскими интригами. Он не смог остаться в стороне и просто смотреть, как его враг Абдалла посылает войска в Палестину. Рапорт французского военного атташе в Бейруте (от 11 мая 1948 года) о заседаниях саммита политического отдела ЛАГ в Дамаске показывает, что все арабские руководители, кроме Абдаллы, были объяты сомнениями и искали любую возможность для задержки вторжения в Эрец-Исраэль. Рапорт также сообщает о непосредственном участии англичан в этих заседаниях. В самую последнюю минуте король Фарук, несмотря на позицию своего премьера, отдал приказ о вводе египетских войск на территорию Эрец-Исраэль.

Война 1948 года положила конец старым арабским режимам и открыла двери для нового поколения, поколения молодых национально-настроенных офицеров, жаждущих отмщения за поражение их стран и прекращения британского вмешательства в арабские дела. Арабские правители стали жертвой как британских интриг, так и собственных устремлений. Все они заплатили высокую цену: король Абдалла, регент Абд-эль-Ила, Нури а-Саид, Сульх и Нукрейши были убиты. Судьба короля Фарука и президента Куатли была немногим лучше – они потеряли власть.

Англичане – офицеры разведки, армии, дипломаты и другие государственные служащие – вернулись на родину, оставив за собой Ближний Восток – разделенный на враждующие фракции, с государствами, созданными двумя колониальными державами в соглашении Сайкса-Пико и не выдержавшими проверку временем.

Книга профессора Замира “The Secret Anglo-French War in the Middle East: Intelligence and Decolonization, 1940-1948” должна была выйти в 2014 году в Лондоне, в издательстве “Routledge”.

Статья на иврите впервые опубликована 10 сентября 2014 года в интернет-версии газеты “Haaretz”.

Примечания

[1] Район между Акко и Наѓарией.

[2] Страна Ишмаэля, Левант (араб.)

[3] Разведка Хаганы, впоследствии «Моссад».

Реклама