(Избранные беседы в 2016-17 гг на радио Решет-Алеф журналиста Авишая Фальхи с доктором Ури Мильштейном. Перевод — команда сайта «Дагеш»)

 

Предыдущие части цикла:

Часть 1

Часть 2

 

Военные организации Ишува

У.М.:  Проблемы безопасности были в Эрец-Исраэль всегда. Старый Ишув постоянно подвергался нападениям грабителей. Во всех этих уголовных деяниях — тогда и сейчас — всегда был элемент националистический и религиозный.

Хадж-Амин аль-Хуссейни призывал арабский криминальный мир к более активным действиям против евреев, называя их частью национально-освободительной борьбы.

Старый Ишув — до начала сионистского поселенческого движения в 70-е гг, полагался на турецкие власти (их действия были очень неэффективными) или на «крыши» определенных арабских кланов.

После начала первой алии все это перестало работать.

Первые мошавы Первой алии — Петах-Тиква и Ришон ле-Цион подвергались нападениям бедуинов, поэтому мошавы стали нанимать «шомеров» («сторожей») — по сути, это были еврейские предприниматели в области безопасности. Эти частные компании были эффективны до определенного момента. Когда Первая Алия стала терпеть серьезные неудачи, мошавы обратились за помощью к Барону Ротшильду, стали использовать арабский труд и опять обратились к арабским «крышам». Арабские рабочие часто или сотрудничали с грабителями, или сами были грабителями. Другими словами, «халуцим» Первой алии были героями, но не были революционерами «еврейской революции», какими были, во многом, «халуцим» последующих волн алии.

Социалисты были той частью Второй Алии, кто остался в Стране. Их целью было создание нового общества и нового человека, работающего на земле. Эти люди исповедовали новую «религию работы». Новая религия предусматривала экспансию (можете звать это даже «оккупацией»): арабский труд нам не нужен, нам нужна земля и еврейский труженик на ней. Охранять его будет еврейский «шомер».

А.Ф.: Интересно, что на всех картинках эти новые «шомрим» одеты в арабскую одежду…

 

«Бар-Гиора»

 

У.М.: Перед физическими и военными способностями бедуинов тогда преклонялись.

Конечно, конфликт оседлых и кочующих арабов был и тогда, поэтому евреи как-бы обозначали на чьей они стороне.

Итак, первой еврейской военизированной организацией в Эрец-Исраэль была «Бар-Гиора», основанная в 1907 году в Яфо, в доме Ицхака Бен-Цви, впоследствии — второго президента Израиля. Руководил «Бар-Гиорой» Исраэль Шохат. В тот же год, на Сионистском конгрессе Исраэль Гилъади предложил создать организацию, которая будет охранять евреев и их имущество.

Мы всегда подчеркивали оборонительный характер наших военизированных и военных организаций: «Шомер» — охранник, «Хагана» — оборона.

Евреи строили новое общество — социализм, стремившийся к обществу пост-государственному и даже пост-национальному, где армия будет не нужна.

Парадокс: сионизм — это национализм, социализм — нечто прямо противоположное национализму. Тогда это еще работало.

Сегодня эта сцепка распалась — на «правых» и «левых».

Шимшон Бар-Гиора был одним из вождей Великого еврейского восстания против Рима.

Лозунгом Великого Восстания был «В крови и огне Иудея пала, в крови и огне возродится» — лозунг достаточно активистский и да — милитаристский.

Мы видим тенденцию, взятую с самой первой организации, «Бар-Гиора». Оборона и активизм в одной связке.

Интересно, что эта группа, куда входил близкий друг Бен-Гуриона и будущий президент Страны, не смогли задать тон в дискурсе сионистов-социалистов по военным проблемам. Ни «Поалей-Цион», ни, тем более, пацифисты «ha-Поэль ha-Цаир» не считали эти вопросы важными и направление, взятое «Бар-Гиорой», верным.

Группа Шохата стала охранять поселения, потом сами основали кибуц (Кфар-Гилъади) и мошав (Тель-Адашим). В «Бар-Гиоре» проповедовали военный профессионализм — т.е. они видели себя в качестве некоей военной элиты, людей, посвящающих всю жизнь делу охраны евреев Эрец-Исраэль.

 

Исраэль Шохат

 

«Бар-Гиора» была успешным предприятием, спрос на охранников стал быстро расти и в 1909 году был основан «ha-Шомер». В «Бар-Гиоре» было всего около 15 человек. В «ha-Шомер» — примерно 120 человек. Эта организация действовала с 1909 по 1920 год.

Параллельно, евреи-несоциалисты и горожане (Первая алия и Старый Ишув) тоже создавали свои «самообороны». Горожане Яфо создали «яфскую группу», которой руководил Элияhу Голомб (впоследствии — «некоронованный король Хаганы»).

Таким образом, к Первой мировой войне Ишув имел три организации охраны: «ha-Шомер», организацию мошавов и «яфскую группу».

Первая мировая война вызвала раскол в сионистском движении: Жаботинский призывал поддержать Англию, большинство «старых вождей» сионизма говорили о нейтралитете, а Бен-Гурион и Бен-Цви, очень симпатизировавшие младотуркам, вообще хотели вступить в ряды турецкой армии.

«ha-Шомер» в 1914-17 гг т.с. «сидели тихо». И тут появилась новая организация, относившаяся к течению Жаботинского и Трумпельдора. Надо сказать, что хотя Трумпельдор и был социалистом, в стратегических вопросах он поддерживал Жаботинского.

В Эрец Исраэль была еще третья фигура — ученый-агроном Аарон Ааронсон, который с одним из своих помощников, Авшаломом Файнбергом, пришел к выводу, что на Стамбул надеяться бесполезно и надо поддержать Лондон. Поддержать практическими действиями.

Позиция Бен-Гуриона имела чисто политическое обоснование: мне и моей партии нужна сила, силу может дать патрон в лице Турции, и с этой силой мы сможем достичь какие-то цели.

Другая группа (Жаботинский-Трумпельдор-Ааронсон) считали, что с Турцией дела делать нельзя, но стоит выбрать державу, с которой можно нормально вести диалог и помогать ей. Файнберг даже говорил о «восстании» — и действительно, в воспоминаниях турецкого губернатора написано, что к 1917 году турки уже не имели прочной базы в Эрец-Исраэль и любой десант в несколько батальонов без труда захватил бы Страну, опираясь на поддержку местного населения — евреев и арабов.

Ааронсон через Голландию прибыл в Лондон, потом приехал в Египет, где убедил англичан, несмотря на их скептицизм, принять его и НИЛИ услуги. Англичане потом оценили их в примерно в 30.000 спасенных от смерти солдат.

Ааронсон в глазах англичан стал важной фигурой. Последние исследования говорят, что он получал даже черновики «Декларации Бальфура». С ним советовались. С Жаботинским и Вейцманом англичане тоже советовались.

Израильская социалистическая историография Жаботинского и Ааронсона от Декларации Бальфура «отрезала».

 

Ааарон Ааронсон

 

Социалисты всегда видели в несогласных с ними «еретиков», коих следует изводить. «ha-Шомер» стал действовать против НИЛИ. Подробности широко известны, но интересен тот уровень небывалой до того ненависти, которую разожгли социалисты по отношению к НИЛИ. Они обвиняли НИЛИ в провоцировании Турции к антиеврейским действиям. Причина все та же: «националисты» versus «социалисты», «правые» против «левых».

И сегодня, наблюдая каждый год за «фестивалем Рабина», я вижу, что социализм («левые») видят в «правых» не политических оппонентов, а врагов.

«Левые» смотрят вверх — в небеса. Они — романтики и идеалисты, строящие «новый мир».

«Правые» смотрят вниз, под ноги. Они — реалисты, принимающие окружающую действительность и просто хотят нейтрализовать угрожающие этой действительности факторы.

Кто угрожает «правым»? Им угрожают ВНЕШНИЕ факторы.

Кто угрожает «левым»? Им угрожают ВНУТРЕННИЕ факторы: главный враг идеологии социализма всегда внутренний.

После избрания Трампа на пост президента США вдруг выяснилось, что многие не согласны с демократическим выбором народа. Демократически была избрана система голосования, процедура избрания президента, и в этом процессе победил Трамп. Но уровень ненависти у американских левых такой, что к «к черту демократию», «это не мой президент» и т.д. и т.п. Если этот президент законно избран — это таки твой президент, г-н «левый»!

Абсолютно то же самое было здесь в 1977 году: когда вождь МАПАМа Бен-Аарон кричал «Бегин — не мой премьер!»

Все это не потому, что «левые» плохие, а «правые» хорошие. Все идет от того, кто тебе угрожает. Угроза идеалам — от внутренних «редисок», какие там арабы !

Табенкин в свое время сказал: «Я предпочитаю еще 1000 кибуцев созданию Государства». Это сказано в дискуссии «а не предложить ли англичанам продолжение Мандата в обмен на отмену всех Белых книг ?»

Т.е. цель правых — создать Государство, цель левых — создать образцовое общество.

В начале 20-го века, вместо того, чтобы вместе решать проблемы безопасности Ишува, различные еврейские организации занимались нейтрализацией друг друга.

НИЛИ была уничтожена, «ha-Шомер» остался. С англичанами пришли «еврейские батальоны», которые англичане быстро разогнали. В Ишуве стали думать «кто теперь нас будет охранять ?»

Внутри социалистического движения было мнение, что «ha-Шомер» с выходцами из «Бар-Гиоры» во главе, должен продолжить свою деятельность и стать профессионалами — т.с. «маленькая, но умная профессиональная армия». Но возобладала точка зрения Бен-Гуриона и Голомба: оборона должна быть народным делом. Другими словами, должна быть народная «милиция», где уровень профессионализма, конечно же, будет ниже, чем в «маленькой, но умной профессиональной армии». Народная «милиция» будет крепко спаяна с Партией, которая, таким образом, будет ею управлять. Это — классика марксизма-ленинизма.

А.Ф.: Может быть, это было необходимо…

У.М.: Мы знаем, что Государство создали социалисты, но я показываю корни некоторых современных явлений, которые, может быть, были необходимы тогда, но сейчас они вредны и совершенно лишние.

Решение Бен-Гурионовского крыла сионистов-социалистов движения создать военизированную милицию «Хагана» не было принято всеми. «ha-Шомер» под руководством Ицхака Саде попытался организовать что-то типа подполья, но все быстро раскрылось и участники были наказаны.

«Хагана», как и другие связанные с Бен-Гурионом проекты, имеют в основе идею Жаботинского.

В апреле 1920 им и Рутенбергом года была основана военная организация («хагана иврит») в Иерусалиме («Хагана»), в которую входили ветераны «еврейских батальонов».

Социалисты копили политическую силу. В конце 1920 года «Ахдут ha-авода» вместе с «hа-Поэль hа-Цаир» основали Гистадрут. «ha-Шомер» передал функции охраны поселений партии «Ахдут ha-авода», которая на съезде Гистадрута основала «Хагану».

Бен-Гурион в 20-е гг, с одной стороны считал, что «Хагана» должна стать НАРОДНОЙ организацией (что вредит профессионализму), но главной проблемой этой организации стала ее политизированность — т.е. верность линии партии и ее вождям была залогом успешной карьеры, а профессионализм — не всегда. Это проблема любой организации — в т.ч. и радио 😉 — которая может привести к серьезным сбоям и даже к общему крушению системы.

Национальное мышление («польза стране, народу») уступает политическому («польза партии») — и, как результат (первый из серии) — в волнениях 1929 года организация «Хагана» показала свою неспособность к эффективной деятельности по защите еврейских жизней и имущества, ни в Хевроне, ни в Цфате, ни в Иерусалиме.

 

Сбор «Хаганы» в Тель-Авиве во время погромов 1929 года

 

Все эти события 1929 года породили серьезный кризис, но причины не были проанализированы. Создали другую организацию, но проблемы остались те же.

Итак, в иерусалимском филиале «Хаганы» произошел раскол и появился «Иргун Бет» (букв. «Вторая организация»). В нее вступили также и неиерусалимские члены «Хаганы».

Опять в Ишуве повторилась ситуация «НИЛИ и ha-Шомер», только социалистов стала представлять «Хагана», а националистов «Иргун Бет». Национальная организация обратилась к Жаботинскому с предложением стать их вождем. Жаботинский был в Европе, англичане запретили ему въезд в Страну. К тому времени он уже создал «Бейтар» — молодежную организацию для военной и национально-философской подготовки. Жаботинский хотел осуществить «еврейскую революцию» с помощью воспитания молодежи в рамках «Бейтара».

Через какое-то время Жаботинский настоял, чтобы «Иргун Бет» сменил название на «ЭЦЕЛ» («Национальная военная организация»). Даже в названии обозначились различия в подходе между «Хаганой» («Обороной») и «Национальной ВОЕННОЙ организацией».

А.Ф.: Каково было численное соотношение между ними ?

У.М.: В разное время оно было разным. К началу Войны за независимость в «Хагане» было около 50 тысяч членов на бумаге (из которых, в общем, только ПАЛЬМАХ можно было допускать до серьезных военных действий, численность ПАЛЬМАХа к декабрю 1947 года — около 3.000 человек, а всего «Хагана» мобилизовала и послала на войну 5.000 человек), а ЭЦЕЛ насчитывал 5.000 человек, из которых около 1.500 человек можно было посылать в бой. ЛЕХИ насчитывала около 500 человек, из которых, как я думаю, не больше 200 человек можно было считать солдатами боевых частей.

Решение руководства Ишува придерживаться пассивной тактики после начала арабского Восстания 1936-39 гг («оставаться внутри забора») было принято неоднозначно. Подобная тактика, говорили критики Бен-Гуриона, лишает нас инициативы и предоставляет автоматически арабам преимущество неожиданности. Среди этих критиков, конечно была ЭЦЕЛ, которая руководством Ишува не признавалась легитимной силой, а т.к. их не признавали и называли «раскольниками», люди ЭЦЕЛ стали проводить самостоятельные акции «вне забора».

Однако и у социалистов не все было спокойно. В это время в социалистическом сионизме начался «переворот». Выросло второе поколение социалистов-сионистов. Речь идет, главным образом, о детях, родившихся и/или выросших в кибуцах и к середине 30-х гг ставших главной силой в «Хагане». Это «второе» поколение относилось к «отцам» с некоторым скептицизмом. «Отцов» обвиняли в оторванности от действительности, «болтовне» и излишней идеологизации. Это была, в общем, ожидаемая реакция младшего поколения на законы старшего. «Дети» выступили против тактики «оставаться внутри забора», против совершенно идиотских, по их мнению, опасений «нанести вред невиновным» и т.д. Они требовали проводить акции возмездия и коллективные наказания, что должно было успокоить арабов. И вы знаете что? Внутри «Хаганы» возникли группы, которые стали проводить акции в духе ЭЦЕЛя.

Появились т.н. группы «нодедот» (букв. «кочующие») — в Изреэльской долине, Тель-Авиве, Иерусалиме. «Нодедет» в Иерусалиме возглавил Ицхак Саде и Элияhу Коhен (в группу входил также Игаэль Ядин).

Вначале эта группа обстреливала по ночам арабские дома — «чтобы они тоже боялись по ночам, как боятся евреи». Именно Саде и Коhен создали «плугот ha-саде» («полевые роты»), которые Вингейт вскорости присоединил к «ночным ротам».

Англичане поручили Орду Вингейту обеспечивать безопасность участка нефтепровода из Ирака в Хайфу, проходившего по Изреэльской долине.

И Саде и Вингейт были адептами «спецопераций». Именно из «ночных рот» Саде и Вингейта родился в 1941 году ПАЛМАХ. Родился при помощи англичан, которым нужно было а) подразделение коммандос для поддержки операций по захвату Сирии и Ливана и б) база для создания подполья на случай захвата немцами Эрец-Исраэль.

Во время обычных, «регулярных» войн, роль подразделений спецназа невелика. Спецназ – это небольшие по численности подразделения, выполняющие специфические задачи.

Бен-Гурион и Шарет в начале 2-й мировой войны считали, что еврейская молодежь должна идти в британскую армию и получать там  необходимые навыки. Но Табенкин был против.  Он выражал позицию большинства кибуцев, которые считали, что мобилизация молодежи в ряды британской армии поставит кибуцы на грань экономической катастрофы. Идея ПАЛМАХа (военная подготовка плюс работа в кибуцных хозяйствах) родилась как компромисс между кибуцами и руководством Ишува.

 

Поселенческая стратегия

У.М.: Анализируя ход Войны за Независимость, я прихожу к выводу, что одной из главнейших причин того, что мы смогли нейтрализовать арабское нападение — это поселения. Поселения остановили продвижение арабских армий — Кфар-Даром, Ницаним, Яд-Мордехай, Дгания и т.д.

ЦАХАЛ был слаб — его строительство шло полным ходом во время боевых действий, а поселения функционировали, как слаженные военные подразделения.

С начала сионистского проекта такого понимания, отношения к поселениям не было. Если бы оно было, мы к 1948 году могли подойти с гораздо более развитой системой, в которой их, конечно же, было бы больше и они располагались бы вдоль важных линий, в важных районах. ООН ведь проводила границы с учетом расположения еврейских поселений.

Но на рубеже 19-20 вв сионисты считали, что Эрец-Исраэль пуста — евреи туда приедут, купят землю и будут жить-поживать без проблем… Естественно, если проблем не ожидалось, то зачем нужна «поселенческая стратегия» ? Против кого ?

Однако еще рав Акива Йосеф Шлезингер высказывал идею заселения Хевронского нагорья, причем будущие еврейские поселенцы должны были заниматься сельским хозяйство, наряду с несением воинской службы. Позже это стали делать ПАЛМАХ и НАХАЛь.

В 80-гг 19 века Залман Левонтин объехал всю Страну и советовал основать еврейские поселения в районах, прилегающих к современному Сектору Газы. Причина — качество земли, удаленность от арабов. В итоге он основал поселение, но не там, а около Яфо и назвал его «Ришон-ле-Цион».

Причины этого тоже ясны — «центр», рядом порт, дорога на Иерусалим. Первая алия основывала поселения там, где Барону и JNF удавалось купить землю. Эта политика продолжалась долго. До 30-х гг 20-го века евреи не селились в Западной Галилее, хотя этот район имел первостепенное значение для создания непрерывного еврейского присутствия от Центра до Тверии и Верхней Галилеи (Метула была основана в 19 веке). Короче говоря — стратегии поселенчества не было — селились там, где было удобно и/или где арабы продавали земли.

А.Ф.: Кто управлял тогда основанием и развитием поселений ?

У.М.: Одной из видных фигур был Артур Рупин — он и сказал, еще до Первой мировой войны, что евреи должны стать большинством в Стране, а для этого надо КУПИТЬ землю. Но единого центра покупки земель не было.

Только в 20-е гг с возникновением Гистадрута, можно говорить о каком-то стратегическом планировании поселенчества. Леви Эшколь видел опыт Греции в организации поселений греков из Турции после войны начала 20-х гг. Эшколь в 1929 году предложил организовать поселения в «животноводческих районах» (Кфар-БИЛУ, Кфар-Хесс, Ришпон и др.), но этого было все-же недостаточно к моменту, когда ООН стала чертить границы…

Более зрелая и активная стратегия проявилась во время событий, получивших названия «Стена и башня». Здесь полная аналогия с сегодняшними поселенцами в Иудее и Самарии. И сегодня и тогда активная поселенческая политика вызывала неоднозначную реакцию.

После начала «Великого арабского восстания» в 1936 году, евреи решили, что их ответ будет «поселенческий». Точно, как и в случае с теперешними поселенцами, которые после каждого теракта пытаются создать поселение, как ответ на террор. То же самое было и в 30-е гг.

Кроме того, количество желающих жить в поселениях тогда было намного выше, чем предложение, т.е. не хватало земли. «Кандидаты» решили действовать самостоятельно, что в официальных кругах Ишува вызывало большое недовольство. Одна из групп «ha-Шомер ha-цаир» решили создать поселение в долине Бейт-Шеан, около Сахне. Возмущались не Лига наций, не Госдеп и не Евросоюз. Возмущались Бен-Гурион, Эшколь и другие: «Нельзя создавать ишув ОКОЛО АРАБСКОГО СЕЛА ! Это будет провоцировать арабов, а нам этого сейчас не надо.»

Данная группа «ha-Шомер ha-цаир» отказалась идти навстречу. Их запугивали, что арабы сразу же начнут на них нападать. Тогда эта группа решила построить в первый же день стену поселения и сторожевую башню, чтобы сразу же быть готовыми к обороне. Так и произошло: они создали (10 декабря 1936) поселение Тель-Амаль безо всяких разрешений. Сегодня это кибуц Нир-Давид. Успех Тель-Амаля стал тригером движения «Стена и башня», которое было вынуждено принять и руководство Ишува.

Но все это было вне стратегии захвата территорий для установления будущих границ государства. Вообще, тогдашние «левые» особо не думали о будущем государстве. Те или иные деятели высказывались об этом, но идея независимого государства, как немедленной цели сионизма, утвердилась среди левых сионистов только после начала 2-й мировой войны, когда Британия показала нам свое истинное лицо.

Самым известным поселением, созданным способом «Стена и башня», была Ханита (октябрь 1938). Как и сегодня, в создании нового поселения принимали участие евреи со всех уголков Страны, в т.ч. 100 человек из «полевых рот» Ицхака Саде. Арабы пытались штурмовать Ханиту, но атака была отбита.

Но начинается 2-я Мировая война и в Ишуве начинают понимать, что после войны должно возникнуть Еврейское государство. Начинают думать о границах. Самым южным поселением был кибуц Негба, но Негба — еще не Негев, а Негев надо было Еврейскому государству получить. В 1943 году создаются 3 «мицпим» (наблюдательных пункта) — Гвулот, Ревивим и Бейт-Эшель. На полноценные поселения в этом районе у Ишува сил еще не было.

 

*

Кибуц «Ханита», 1938 год

 

На севере поселения создавались вдоль границы Мандата. В 1946 году (5-6 октября) создаются 11 поселений в Негеве. Напомню, что согласно «Белой книге» 1939 года нам нельзя было создавать новые поселения. Интересно, что созданию этих 11 поселений никто не помешал. Ни арабы, ни англичане.

Вообще, с 1939 года и до конца Мандата, мы, несмотря на «Белую книгу», приобретали земельные участки и создавали новые поселения. Англичане не очень серьезно относились к «земельным» пунктам Белой книги, что говорит о том, что их волновали не евреи, а отношения с арабским миром. Судьба арабов Эрец-Исраэль англичан также не волновала. Главное, чтобы евреи делали свои дела тихо, без шума, чтобы арабские страны не возмущались, чтобы там не было пронацистских или просоветских выступлений, которые могут помешать поставкам нефти.

ПАЛМАХ – это высшее выражение “поселенческой стратегии”.  ПАЛМАХ представлял собой структуру, которая должна была основывать новые поселения (в основном — кибуцы).  Англичане помогли создать ПАЛМАХ, когда опасались немецкого вторжения в Эрец-Исраэль, но очень быстро стали относиться к этой структуре с подозрительностью. Бен-Гурион хотел сделать ПАЛМАХ частью британской армии, но англичане были против – и тут Объединенное кибуцное движение в лице Табенкина предложило следующее: ПАЛМАХ будет финансировать себя, работая две недели в месяц в кибуцах, а другие две недели ПАЛМАХники будут проходить военную подготовку и помогать в решении вопросов безопасности.

ПАЛМАХ основал  36 поселений. Первое было основано в 1944 году  — Бейт-Кешет в Нижней Галилее.  Последнее – в 1949 году, когда в результате политической “заварухи” поселенческие функции ПАЛМАХа перешли к НАХАЛю.

В Войне за Независимость регулярные арабские армии были остановлены поселениями. Лучший пример – Египетское наступление, которое захлебнулось только благодаря героическому сопротивлению поселений, мошавов, мелких кибуцев, типа Ницаним, Яд-Мордехай, Негба и др.  Потери, понесенные египтянами, были такие, что не только Тель-Авив они не взяли, но вскорости были вынуждены отступить.  Таким образом, поселения не только определили границы Государства, но и разбили египтян и другие вторгшиеся армии. В 1947 году у нас была всего лишь одна бригада (ПАЛМАХ), а к концу войны у нас было 8 бригад, но критическую стадию войны мы преодолели в основном благодаря героизму поселений.

А.Ф.:  Можно ли сказать, что поселенческая стратегия “левых” тогда (Жаботинский все-таки ставил профессиональную армию, а не поселения, на первое место) и “правых” сегодня (“блоки поселений” с т.з. Америки — неприкасаемы) оказывается более эффективной, чем другие альтернативы ?

У.М.: Я сторонник интеграции всех полезных элементов  Понимаешь, Жаботинский и его сторонники требовали “Государство — сейчас”, поэтому на первое место ставили вопросы военного строительства, создания профессиональной армии. Социалисты говорили, что сил у нас еще нет и время еще не пришло, поэтому надо готовиться с помощью поселений. Правы были и те, и другие.  Есть свидетельства, что Бегин, уже будучи премьером, признал, что поселенческая стратегия “левых” была правильной, а то, что предлагал Жаботинский – было неудачной идеей.  Жаботинский не был против поселений. Он считал, что надо прежде всего доставить евреев в Эрец-Исраэль – и они тогда все равно начнут основывать поселения и жить в них, но для того, чтобы доставить евреев в Эрец-Исраэль нужно Государство и нужна эффективная профессиональная армия для его защиты…

Да, Бен-Гурион и социалисты были правы – прежде, чем договариваться с турками (арабами, англичанами, чертями и дьяволами), следует создавать “факты на местности”, т.е. строить поселения. В итоге, эти поселения оказали решающее влияние на ход Войны за Независимость и определение границ Государства. Однако, т.к. в свое время эта стратегия не была до конца продумана, многие территории, которые сегодня считаются стратегически важными для обеспечения безопасности Государства (например район Самарии напротив Калькилии и Тулькарема) остался тогда без еврейских поселений, хотя основать их тогда было вполне возможно. Но концепция “поселения определяют границы Государства” прижилась слишком поздно  — вспомните лихорадочную спешку с 11-ю поселениями в Негеве.

 

Продолжение следует.