Ури Мильштейн.

Отступление [1]

(перевод с иврита — Ontario14)

Часть первая.

Ливанский полигон

24 мая 2000 года ЦАХАЛ бежал из Ливана. Через 4 месяца вспыхнула «вторая интифада», ярчайший символ которой — теракты-самоубийства. Анализ происходящего показывает, что существует связь между войной в Ливане, бегством Израиля и США оттуда, 11 сентября 2001 года и терактами-самоубийствами в израильских городах.

После 6-ти дневной войны Арафат создал автономное террористическое образование на территории Иордании, — при помощи СССР, восточноевропейских стран и эмиратов Персидского залива. В Кремле предполагали, что базы ООП в Иордании станут популярными в кругах западной богемы, вузах и левых СМИ, что они превратятся в «международную террористическую теплицу» и помогут разрушить западную цивилизацию. Исполнение ключевых оперативных функций было поручено Болгарии и ГДР; западным интеллектуалам отводилась роль «5-й колонны». С территории Иордании палестинские террористы совершали нападения на израильские и западные объекты, захватывали самолёты c заложниками, убивали мирных жителей. В Вашингтоне, Нью-Йорке, Париже, Лондоне и Тель-Авиве террористы встретили понимание и даже поддержку.

В сентябре 1970-го года ООП уже не только угрожала территориальной целостности Хашемитского королевства, но и непосредственно собиралась свергнуть короля. Хуссейн решил уничтожить палестинское «государство в государстве». Эта вынужденная, со стороны Иордании, акция стала первой в XX веке регулярной антитеррористической войной.

Сентябрь 1970-го. Взрыв захваченных самолётов.

Штабы террористов были изгнаны из Иордании в «Чёрном сентябре»(1970). Арафат с бандой создали новое государство террора — на этот раз в Ливане. В Израиле это образование прозвали «ФАТАХ-лэнд».  Как уже было сказано, палестинцы получали помощь от соответствующих спецслужб СССР, а также Болгарии и ГДР, которые создали собственные, весьма развитые шпионско-диверсионные ведомства. Создание «ФАТАХ-лэнда» открыло новые горизонты перед «Террористическим Интернационалом», в котором Арафат стал полноправным членом. В Южном Ливане были созданы базы ООП, на которых тренировались террористы со всего мира, арабы и неарабы. С этих баз с начала 70-х годов стали осуществляться вылазки, как на север Израиля, так и по всему миру. Штабы располагались в Бейруте. Ливанское правительство было бессильно. Началась гражданская война в Ливане и Израиль стал её пассивным, до поры, участником. Это выражалось в создании т.н. «зоны безопасности» на юге Ливана при поддержке майора Саида Хаддада, командира одной из «фаланг». Как и любая пассивная оборона против супердинамичного нападающего, эта затея, в стратегическом смысле, была, рано или поздно, обречена на провал.

Лишь немногие тогда поняли  стратегический аспект нового вида ведения войны, и ту опасность для Запада, которая исходит из «ФАТАХ-лэнда». Одним из этих немногих был подполковник Шломо Баум (ז»ל), который заявлял, что если Запад не начнёт бескомпромиссную войну на уничтожение террора, его (Запада) судьба будет плачевной[2].(…) Большинство военных и университетских специалистов посчитали Баума чокнутым правоэкстремистским параноиком, к которому нельзя относиться серьёзно. Но он настаивал на том, что палестинцы разрабатывают опаснейшую для Запада «культуру террора». Своих оппонентов Баум обвинял в осознанном или неосознанном содействии Кремлю.

Шломо Баум (ז»ל)

Шломо Баум был заместителем Шарона в т.н. «подразделении 101». Оба постоянно обменивались мнениями по вопросам борьбы с террором. Став в 1981 годы министром обороны во втором правительстве Бегина, Шарон решил применить  существовавший штабной план уничтожения «ФАТАХ-лэнда». В этом он опередил Буша Второго на 20 лет (может, это причина уважения Бушем Шарона?). Американские операции в Афганистане(2002) и Ираке (2003) — это всё тот же шароновский план операции «Ораним», перешедшей в «Мир Галилее»(1982) и Ливанскую войну. Только вот в 1982 году условий для уничтожения террористического государства не было: до «11 сентября» в США было ещё долго, а Израиль находился целиком под властью марксистских и нео-марксистских элит. Как и ожидалось, эти элиты сделали всё возможное, чтобы спасти своих подопечных. Как символично: побеждённый и униженный Арафат, проигравший на всех фронтах, проигравший партизанскую войну, встретился в осаждённом Бейруте с израильскими «голубями». Это было его «последнее оружие”.  Через 10 лет он одержал решительную победу — в Осло. В следующее 10-летие после Осло Израиль потерял 1070 человек в терактах (эти строки написаны 18 мая 2003 года). Эти «Жертвы Мира» (выражение Переса) были принесены на алтарь культурной инерции израильского общества.

Но культурный аспект тут не единственный. Как терроризм и нигилизм питают и укрепляют друг друга, так и военная слабость и ментальная импотенция взаимосвязаны. (…) Арафат сочетал идеологическую войну с террором. Это — секрет его успеха, его он передал всемирному исламизму с «Аль-Каедой» во главе.

В 1982 году Израиль начал Ливанскую кампанию с неготовой к войне с партизанами армией. Израильские левые поспешили использовать эту возможность для морального уничтожения Бегина и его вероятного преемника Шарона — обвинив обоих в военных преступлениях.(…) Наступила эра Йоси Бейлина.

Сентябрь 1982 года стал «чёрным сентябрём» Израиля в Ливане: 4 сентября террористы, без боя, захватили 8 солдат (НАХАЛ “отличился”), патрулировавших в р-не шоссе Дамаск-Бейрут. Их возвратили в Израиль двумя группами за 3 года — в обмен на тысячи заключённых террористов.  Через 10 дней был убит президент Башир Джумайль — надежда Израиля на мир с Бейрутом. Ещё через 2 дня произошли события в Сабре и Шатиле, использованные израильскими левыми для проведения грандиозной демонстрации на пл. Царей Израиля 25 сентября. Эта демонстрация стала прародительницей «комиссии Каана», смещения Шарона с поста министра обороны и его политической и общественной делегитимации. Сбылась голубая мечта борцов за свободу.

Тель-Авив, 25 сентября 1982 года

Конечно, ЦАХАЛ уничтожил «ФАТАХ-лэнд» в Южном Ливане, но исламо-большевистская бактерия там не пострадала. Начался процесс бегства из Ливана. Всё это — под победные крики израильских «голубей» в Кнессете, университетах и СМИ,- при полной моральной и материальной поддержке от таких же западных «исусиков». Кто тогда не был левым — считался убийцей (…)[3]

Первый теракт-самоубийство против западного объекта был произведён только что появившейся «Хизбаллой» 18 апреля 1983 года. Террорист взорвал автомобиль с 400 кг взрывчатки около посольства США в Бейруте. 7-ми этажное  здание рухнуло, 63 человека погибли, 120 — ранены. Началась новая эра: банда террористов против сверхдержавы.  23 октября заминированный грузовик протаранил КПП и взорвал штаб американских морпехов в пригороде Бейрута. «Маринс» являлись частью военного контингента по поддержанию мира в Ливане, в который входили также французы и итальянцы. 241 человек погиб, 80 — ранены. Это был самый тяжелый удар по подразделению армии США со времён 2-й мировой войны. Ни в Корее, ни во Вьетнаме ничего подобного не было.  Американцы вскорости убежали из Ливана, вместе с французами и итальянцами.

Бегство американцев из Ливана показало Бен-Ладену и компании способ противостояния с Западом. Они приступили к разработке стратегии ослабления противника, краеугольным камнем которой было увеличение числа  самоубийц-мусульман во всём мире. Каждый теракт, совершённый «шахидом», должен был привлекать новых добровольцев. Но подлинным пророком противостояния с западной цивилизацией был аятолла Хомейни. Иранские и ливанские шииты поверили, что нашли золотой ключик. Они были правы. Во время 2-й мировой войны возник «культ камикадзе» — в противостоящих японцам войсках и тылу видели в лётчиках-самоубийцах героев, способных на самопожертвование ради идеологии. Такой «симбиоз страха и уважения». «Самурайская традиция, значит, более верная, если за неё отдают жизнь». Подобные выводы были сделаны в определённых кругах Запада вообще, и Израиля — в частности.

Первый теракт против израильтян «Хизбалла» совершила 4 ноября 1983 года: самоубийца взорвал заминированный автомобиль около здания военной администрации в Тире. 9 израильских военнослужащих погибли, 31 — ранены. Среди местных жителей погиб 31 человек. Вслед за шиитами теракты-самоубийства стали осуществлять и секулярные палестинские банды. Реакцией ЦАХАЛа было поспешное бегство в т.н. «пояс безопасности». Вывод, сделанный террористами, был: «пост-ливанский» Израиль не верит в военную победу над террором; Еврейское Государство поражено синдромом «игнорирования собственный национальных, политических и военных целей», следовательно — «правильной дорогой идёте, товарищи». Началась война за «пояс безопасности в Южном Ливане» и «первая интифада».

* * *

Суперстратегия арабов после 67-го года базируется на программе «поэтапного уничтожения государства Израиль». Левая элита, выразителем интересов которой был Йоси Бейлин, приняли «поэтапный план», но в своём оригинальном понимании: они считали и считают, что достижение очередного этапа приведёт к началу/продолжению «мирного процесса». Понадобилась «военная легитимация», которая пришла от неудачливого военачальника, министра обороны и премьер-министра Ицхака Рабина, провалившего оперативное подавление первой интифады на территориях и не сумевшего найти ответ на атаки «Хизбаллы» в Южном Ливане. Неудачи Рабина позволили Бейлину с друзьями использовать его в своих интересах.

16 апреля 1993 года — первый теракт-самоубийство произвёл ХАМАС. Начинённый взрывчаткой автомобиль взорвался около автобусов в Иорданской долине. Через несколько месяцев подписано соглашение в Осло и под контролем террористов оказались  обширные территории Иудеи, Самарии и Газы. В столице Норвегии Израиль капитулировал. Как минимум, так посчитали в арабском мире. Однако, большинство израильтян склонилось к принятию бейлинского тезиса, озвученного Рабиным: о том, что речь идёт об “историческом примирении с ООП”. Символом «примирения» стало знаменитое рукопожатие на лужайке перед Белым Домом. Нобелевский комитет также принял тезис Бейлина и присудил Рабину, Пересу и Арафату “премию мира”. Тем временем ХАМАС продолжал теракты. Правительство успокаивало — «Арафат нейтрализует исламистов».

* * *

С годами «Хизбалла» приобрёл навыки партизанской войны. В 90-е годы выяснилось, что ЦАХАЛ лишён средств адекватно противостоять террору и партизанской войне. Усилия министров обороны и начальников генштаба, одного за другим, исправить положение — успехом не увенчались. Более других отличились провалами министры обороны Рабин и Барак, начальники генштаба Барак и Липкин-Шахак. Во время предвыборной кампании 1999 года, лидер Партии Труда Эхуд Барак пообещал вывод войск из Ливана в первый год каденции. Выборы были им выиграны — во многом из-за этого обещания. До сих пор (2003 — прим. перев.) многие считают 24 мая 2000 года историческим успехом Барака и моделью для подражания.

Бегство ЦАХАЛа из Южного Ливана доказало палестинцам, что возможно согнать евреев с позиций, которые в глазах армейского и политического руководства считались жизненно важными, причём согнать не дав ничего взамен — ведь у Израиля нет средств противостоять самоубийцам. Как пишет начальник «отдела истории» ЦАХАЛа подполковник доктор Шауль Шай: «Палестинское руководство видит в терактах-самоубийствах стратегическое оружие сдерживания в противостоянии с Израилем. «Шахиды» — это не второстепенное явление на палестинской улице, а выражение новой широко поддерживаемый социальной нормы. Это проявляется в массовых ликованиях после каждого теракта, в торжественных панихидах, портретах на каждом углу, поддержке в СМИ и в опросах общественного мнения. В официальной палестинской терминологии — они не самоубийцы, а герои. «[4]  Премьер и министр обороны Эхуд Барак повёл себя так, как надеялись палестинцы. На переговорах в 2000 году с Арафатом Барак согласился на палестинское государство на территории всей Иудеи, Самарии и Газы, за исключением, разве, восточных районов Иерусалима. Арафат расценил предложения Барака как попытку замаскировать паническое бегство под политический процесс и потребовал от Израиля суверенитет над Храмовой горой и возвращение «беженцев». На эти требования Барак согласиться уже никак не мог. Его расчёт был: при уходе с «территорий» победа на референдуме будет за ним, но если не добавятся беженцы и Храмовая гора.

Арафат начал войну. Началась «интифада Аль-Акца», она же — «война Осло». Теракты-самоубийства играют в этой войне главную роль, причём используют их не только исламисты, но и секулярные группы, напрямую зависящие от Арафата. Март 2002 года стал рекордным — погибло 139 израильтян. Это много даже в масштабах США или России. В израильских масштабах это совершенно нетерпимо. Над страной нависла стратегическая угроза.

Вот события марта 2002 года:    КПП «Эль-Арик», между Бейт-Элем и Шило. Арабский снайпер в течение 25 минут расстрелял 10 человек, 7 из которых — солдаты. Это был один из трёх эпизодов в марте, когда осуществлялись нападения на КПП в р-не Рамаллы. Всего в трёх атаках погибло 17 израильтян. Потерь среди нападавших не было.

На КПП «Эль-Арик» было 12 бойцов, — солдат и офицеров. На протяжении всего инцидента никто из них не сумел обнаружить место, откуда вёлся огонь. Снайпер, закончив работу, беспрепятственно скрылся. Этот эпизод нельзя объяснить ограничениями, наложенными политическим руководством на армию. Внутреннее расследование показало, что неверно было выбрано место для КПП.(…) Пожалуй, за всю историю ЦАХАЛа не было более позорного случая. Палестинские арабы почуяли запах крови.  В тот же месяц армия захватила лагеря беженцев на «западном берегу», во многом, кстати, как ответ на «Эль-Арик». Задача была — уничтожить базы террористов, арестовать и/или уничтожить боевиков, разрушить оружейные мастерские. На протяжении всей этой операции палестинцы не прекращали совершать теракты. Дошло до того, что как написано в секретном отчёте ЦАХАЛа, активность боевиков только возросла.

Утром 20 марта 2002 года, когда в Иерусалиме находились Чейни и Зини, самоубийца взорвался в автобусе около Вади-Ара. 7 погибших и 29 раненных. В тот же день министр обороны, лидер партии Труда, генерал в отставке Бен-Элиэзер заявил в прямом эфире, что его (Бен-Элиэзера) целью является скорейшее достижение «прекращения огня» и он надеется, что Арафат с этим согласится. И в тот же день глава военной разведки (АМАН) Аарон Зеэви заявил в «комиссии кнессета по обороне», что блокированный в Рамалле Арафат будет продолжать конфронтацию до полного достижения своих целей, особенно — «права беженцев на возвращение», т.е. до уничтожения Израиля.  На следующий день — взрыв в центре Иерусалима. 3 убитых и 100 раненных.

27 марта террорист взорвался в зале отеля «Парк» в Нетании, где в это время проходил Седер Песах. Полиция была предупреждена о времени и возможном месте теракта, но сделать ничего не смогла. 22 человека погибли, 140 ранено. На следующий день арабский террорист захватил дом семьи Гавиш в Алон-Морэ, что около Шхема, и убил четырёх человек. Один из погибших — ветеран «Саерет Шакед», другой, его сын, служил в «Саерет МАТКАЛь»[5] Правительство объявило мобилизацию резервистов и, на этот раз, распорядилось об уничтожении инфраструктуры террора. Началась операция «Защитная стена», которая, под разными названиями, длится уже год. Сейчас, когда пишутся эти строки, уже прошло 3 года с момента бегства из Ливана, и полтора — с момента начала второй интифады. Факт, что палестинцы так долго держатся в этой войне, является несомненным признаком их успеха, как и навязываемая Израилю Бушем «Дорожная карта».

Процесс израильского отступления не прекратится до тех пор, пока не произойдёт интеллектуальная революция в системе безопасности страны, включающая переход от военной культуры, основанной на мифологии, к культуре, основанной на критическом анализе.

(об этом — во второй части)

____________________________________________________

[1] Перевод статей Ури Мильштейна:

.הבריחות מלבנון הולידו את פיגועי ההתאבדות כאסטרטגיה אסלמיסטית גלובלית”

(2003) “בין בריחות ארה»ב וישראל מלבנון לבין התפתחות פיגועי ההתאבדות על הקשר

и

(2001)”אסור לסמוך על צה»ל”

[2]  אמנם הרעיון הגולמי מופיע כבר ב»שקיעת המערב» של אוסוולד שפנגלר (כרך ב’, הוצאת אוקספורד 1991).

[3]Ури Мильштейн тогда и попал в категорию последних — прим. перев.

[4] .שאול שי, «השהידים – האסלאם ופיגועי ההתאבדות», מפעלות המרכז הבינתחומי הרצליה,2003, עמ’ 49.

[5] Элитные части спецназа — прим. перев.

Первая публикация:  http://berkovich-zametki.com/2006/Zametki/Nomer10/Ontario1.htm