Армия — это тоталитарная организация внутри демократического общества. Общество не контролирует армию и не знает что там происходит. Тупица может дослужиться до генеральских погон, выйти в отставку и на этих погонах въехать в правительство…

Выступление перед жителями Гуш-Эциона в мае 2014 года

Ури Мильштейн

Перевод (с сокращениями)

Как произошло, что после «Шестидневной войны» в Израиле был консенсус (не 100% — всегда было ядро “леваков” 10-20%) в вопросе о «территориях». Консенсус, что НЕ будет никакого другого государства между Иорданом и морем, кроме еврейского. Все это — еще до возникновения самой идеи «палестинского государства».

И вот, как мы все знаем, сегодня есть не менее 50% евреев, согласных с созданием «палестинского государства», при условии, что оно заключит с Израилем то, что они называют «мирное соглашение». Мой вопрос: как произошло такое серьезное изменение?

Ответ, который я даю: неудача в «Войне на истощение», «Войне Судного дня», «Первой ливанской войне», «Второй ливанской войне», Первой «интифаде» и второй «интифаде».

Другими словами: ЦАХАЛ достиг НЕудовлетворительных результатов. Более того, в некоторых случаях армия потерпела поражение. Конечно, всегда могут найтись такие генералы, кто скажет, что «Война Судного дня» была «Величайшей победой». Есть даже инициатива наградить Дадо посмертно орденом. Смотрите: даже не касаясь вопроса о том, была это победа или нет, — если такие малопонимающие люди стояли во главе вооруженных сил, то это тоже много объясняет… Результаты войны определяются не тем, сколько километров ты прошел вперед или назад.

Результаты войны определяет ответ на вопрос — достигла ли каждая из сторон поставленных целей или нет. Так вот, перед «Войной Судного дня» нашей целью было (письменно зафиксировано в апреле 1973 года, когда все думали, что война будет весной) — не дать врагу добиться каких-либо успехов, а если в начале кампании враг все-таки добьется успеха, этот успех будет нами устранен, армия врага будет разгромлена до такой степени, что враг примет наши условия перемирия. Как мы все знаем, в реальности произошло нечто иное.

В конце войны 2-я и 3-я армии остались на нашем берегу Канала и, в конце-концов, египтяне получили весь Синай, т.е. — достигли своей цели.

* * *

Еще несколько примеров.

«Осло». Здесь мне интересны «правые». Почему мы подписали этот договор? Что говорят «левые» мы знаем, но что говорят «правые»? Из своих бесед с Геулой Коэн и Хананом Поратом (ז»ל) я понял аргумент правых: «Левые совершают идеологическую ошибку»… Друзья мои, причина совершенно в другом.

Идеология лишь управляет силами, не наоборот. IMHO, «Осло» — это наша плата за поражение в «Первой интифаде». Точка.

Как все это происходило? Рабин стал премьер-министром в 1992 году. Он пообещал интифаду уничтожить и попытался это сделать. Это не было голословным заявлением. Параллельно шла вялотекущая война с «Хизбаллой», где ЦАХАЛ тоже отнюдь не блистал. За кулисами — Йоси Бейлин и другие вели тайные переговоры с ООП.

И тут происходит событие, сломавшее Рабина: 19 августа 1993 года погибли 9 бойцов ЦАХАЛ. Рабин испытал шок. К нему пришел Перес и сказал: смотри, в Осло идет процесс — включайся в него и согласись с ним. Решение Рабина согласиться на «Осло» было принято в состоянии шока. Это — исторический факт…

* * *

Мы сегодня обсуждаем процесс анализа ошибок и рекомендаций на будущее. У всех у вас в генах заложено преклонение перед армией. Согласно всем опросам — ЦАХАЛ является самой популярной организацией в стране. «Коль hа-кавод ле-ЦАХАЛ!»

В конце 1993 года я опубликовал свою книгу «Крах и сделанные из него выводы». В этой книге я написал, что в свете произошедшего в 1973 году, следует ожидать нашего ухода из Газы, Иудеи, Самарии и Голан. Мы поменяли «стратегию победы над врагом» на «стратегию перемирия в обмен на территорию».

Я встретился тогда с вождями «Гуш эмуним — Амана» — Ури Элицур сидел во главе стола… Я привел со мной своих друзей — Шломо Баума, которого вы все, конечно, знаете, и героя боев за Гуш-Эцион Арье Теппера-Амита, который успешно оборонялся с одним отделением от 300 арабов(«бой 23 швата»), потом спас Неве-Даниэль, очистил «Бирманскую дорогу» и, естественно, был изгнан затем из армии. Зачем я их привел? Я хотел, чтобы они были свидетелями…

Я сказал так. Друзья, проблема Единой и Неделимой Эрец-Исраэль — не проблема веры. Вера — есть. Бен-Гурион был всегда за Единую и Неделимую Эрец-Исраэль. И если Бен-Гурион согласился на план раздела, то сделал это, считая, что у евреев не будет сил и ресурсов для практической реализации этой идеи в предстоящей войне. Он ошибся, но это не так важно. Вера — была. В 1936 году Бен-Гурион сказал, что мы не имеем права отдавать даже песчинку этой земли, т.к. она не только наша, но и всех последующих поколений…

Возьмем ПАЛЬМАХ: они были левыми в социально-экономическом плане, но в отношении к Эрец-Исраэль ПАЛЬМАХ были самыми что ни на есть правыми… Они даже из Синая не хотели уходить.

Поэтому, проблема не в вере, а в том, какую цену мы согласны заплатить за то, чтобы владеть территориями, освобожденными в 1967 году.

Арабы никогда не уступят. Об этом писал еще Жаботинский.

Есть два варианта: 1) воевать «железной стеной», т.е. путь Жаботинского; 2) пойти навстречу арабам.

Если мы идем навстречу арабам — далее все по «Поэтапному плану ООП по ликвидации Израиля» («тохнит hа-шлавим»), — мы естественно, не можем быть уверены в том, что наши уступки приведут к миру. Плюс — мы отдаем части Еврейской Родины…

* * *

У меня есть внучка. Она служит в одном из самых элитных подразделений ЦАХАЛа — спец. команде спасения пилотов ВВС. Вчера мне она рассказывает, что в этом элитном подразделении главная тема разговоров — «как и куда после армии уехать из Израиля». Я не говорю, что они уезжают — разговоры это еще не действия. Но факт — показательный. Что это значит?

Это значит, что единственный надежный сектор общества — «верующие». И для этого сектора — «Могила Рахели», Хеврон и т.д. — неотъемлемая часть Государства Израиль.

Они здесь будут. Они здесь останутся всегда. ВЫ здесь будете всегда… Таким образом, если таково мнение тех, кто хочет и будет здесь жить, кто хочет и будет здесь воевать — с ним надо считаться.

Еще раз: если цена низка — готовы платить, если высока — думаем о других путях, может быть в будущем проблема будет как-то решена.

Большинство населения изменило точку зрения по вопросу об Эрец-Исраэль и согласно на «палестинское государство», т.к. пришло к выводу, что цена контроля над территориями слишком высока.

ОК, хорошо! Неизбежно — так неизбежно! Если арабы такие гениальные солдаты, то что тут делать… А если они плохие солдаты? Между нами — они таки плохие солдаты. И во всем остальном они тоже не аяяй… Ну, может быть, они — хорошие поэты… Но общий культурный и технологический уровень — “не фонтан”. Такая сейчас ситуация — я не утверждаю, что они неполноценная нация, не имеющая никаких шансов. Но в реальности — ситуация такая, как я вам описал. Они не могут организовываться, их культурный уровень низок. Так было не всегда — в Средние века они были самой культурной нацией. Сегодня — нет.

Если Всевышний дал нам относительно удобного врага — не немцев или японцев — и мы так себя ведем, то это неплохо, ибо нам есть куда улучшать наши показатели.

Если есть такая возможность — исправляться и улучшать — тогда вперед! Давайте улучшать!

ПОЧЕМУ ЭТОГО НЕ ПРОИСХОДИТ?! Почему ЦАХАЛ выдает такие неудовлетворительные показатели против относительно удобного врага?!

Это не значит, что у ЦАХАЛа не было успехов. Все, о чем я говорю имеет исключения. Всей правды мы знать не можем и не сможем, как сказал Кант. Но мы можем приблизиться к правде.

Я пытаюсь показать вам, что армия не может исправить сама себя. Главное доказательство этого — отсутствие серьезного анализа сделанных ошибок и практических результатов этого анализа.

Во всех видах деятельности — в бизнесе, медицине и т.д. — сначала идет диагноз, анализ, предложения по исправлению/лечению, потом — практическое применение.

Дорогие друзья, ни в армии, ни в нашей политике, этого нет.

* * *

Жаботинский, IMHO, был наиболее выдающимся сионистом. Видимо, оказавший наибольшее влияние на сионизм. Перед ним преклоняются, его изучают, есть даже «институт Жаботинского». Но никто не изучает его «военное наследие»! Принято считать, что он был одним из столпов «политического сионизма». Нет. Я думаю, что он был одним из столпов СТРАТЕГИЧЕСКОГО сионизма.

Он сказал: «Если у нас не будет армии — у нас не будет ничего»

Буквально несколько дней назад я вычитал следующее. В 1903 году Жаботинский писал, что надо организовывать еврейскую самооборону в Одессе — и не только из-за погромов, но и из-за того, что когда евреи поедут в Эрец-Исраэль, арабы будут сопротивляться. Поэтому, здесь, в Одессе надо самоорганизовываться, учиться воевать, стать армией и ехать в Эрец-Исраэль…

Он понимал, что без хорошей армии сионизм обречен.

Проблема вот в чем: 20-летний парень в начале 20-го века это понимал, но наши сегодняшние руководители этого не понимают. Так как «исправлять», если проблема не осознается и/или не понимается правильно?

В самой армии: не ставится диагноз. Если не ставится диагноз, то естественно нет и анализа с исправлением. Почему нет диагноза? Прежде, чем ответить на этот вопрос, приведу несколько примеров. Это случаи, о которых вы все знаете, но то, что вы знаете — неверно:-) Т.е. вы знаете «миф», все знают «миф», но как на основе «мифа» ставить диагноз? Вы все знаете, что ЦАХАЛ — прекрасная армия. Так что же диагностировать, какие выводы делать и что исправлять?

К примеру, я прихожу к врачу и говорю, что у меня болит живот. Он мне отвечает: твои ногти выглядят прекрасно… Что, спрашивается, я хочу лечить!? 🙂

* * *

Приведу несколько исторических примеров. Давайте возьмем ваш сектор — Гуш-Эцион. 3 швата (14 января) 1948 года Гуш-Эцион атаковало арабское соединение общей численностью 3000 человек.

С нашей стороны командующим был Узи Наркис, который практически не командовал, а сидел в бункере…

Спросите меня: откуда я это знаю и зачем сплетничать? IMHO, это не сплетни: в любой науке нет неважных деталей, но тот, кто не хочест слышать тут же встает и кричит: «Сплетни!»

Если во время боя командир сидит в бункере — это деталь, но важная деталь… Как она до нас дошла? Секретарша Узи Наркиса была подругой Дани Маса. Я записал интервью с ней — спрашивал: «Расскажи как там все было». Когда я интервьюирую человека, меня интересует все в его жизни — кто его родители, сколько он получает и т.д. и т.п. Для присутствующих тут выходцев из англо-саксонских стран это звучит дико, но «Бог — в деталях», как гласит французская поговорка… 🙂

Итак, Узи Наркис сидел в бункере и бездействовал. И тут командир отделения (30 человек из кибуца Ревадим), разбил отделение на звенья по 10 человек и атаковал врага (около 60 человек) с разных сторон среди бела дня. Арабы не понимали и не ожидали такого. Они не сообразили сколько нападавших ведет по ним обстрел и предпочли на всякий случай побежать. Получился «эффект домино»: основная масса арабов увидела, как 60 их сослуживцев бегут, но не увидела от кого. И основная масса арабов тоже побежала. Наверное, это один был один из самых удачных боев за всю историю израильской армии.

Вопрос: вы когда-то слышали об этом, изучали в школе? Никто и никогда это не преподает и об этом не рассказывает. Кого интересует Гуш-Эцион?

Потери с нашей стороны: 3 убитых, 6 раненных.

Узи Наркис посылает телеграмму в Иерусалим: «у нас 9 тяжелоранных, срочно пришлите лекарства и кровь для переливания». Эвакуация раненных через Бейт-Лехем не рассматривалась, т.к. опасались реакции арабов на большое количество убитых среди нападавших на Гуш-Эцион.

В Иерусалиме решили послать в Гуш-Эцион отряд ПАЛЬМАХа (с лекарствами и кровью) — 40 человек под командованием Дани Маса. Отряд вышел из Малхи — заблудился («ПАЛЬМАХ никогда не сбивался с пути!» 🙂 ) и вернулся в Иерусалим, не достигнув поставленных целей. Зачем об этом рассказывать — ведь это может нанести вред культовым мифам под названием «ПАЛЬМАХ», «Ламед-hей» («Конвой 35-ти») и т.д. Не так ли?

ОК, это была первая попытка. Большинство нашего народа знают только о второй.

Дани Масс, которого сравнивают с Бар-Кохбой и Хашмонаим, был командующим сектором Гуш-Эциона до Узи Наркиса. Дани Масс был снят с этой должности незадолго до описываемых событий, т.к. конвой, в котором он находился был разбит («Конвой 10-ти»), 10 человек были убиты, а он сам бежал. Повторяю: бэ, е, же, а, эл.

И вот теперь он опять во главе конвоя в Гуш-Эцион. После неудачи с нахождением дороги, они вернулись и заночевали в монастыре Сен-Симон. ПАЛЬМАХ решили дать ему еще один шанс.

Было решено идти другим путем — через hар-Тув. Эту идею первым высказал Амос Хорев — он до сих пор жив, я беседовал с ним и задал вопрос: «Почему через hар-Тув?!»

От кибуца Рамат-Рахель до Кфар-Даниэль расстояние примерно 10 км. Почему не пошли этой дорогой? В первую ночь, когда заблудились, они сделали 14 км. Маршрут, предложенный Амосом Хоревом был 28 км — в обход.

Друзья мои, послушайте: нигде в мире нет такой военной части, которая бы выйдя в 11 вечера из hар-Тува, имея еще и много груза для защитников Гуш-Эциона, смогла бы до рассвета достичь цели. Другими словами: «Ламед-hей»(35) солдат были сознательно принесены в жертву. Но самое интересное, что за 10 часов ДО того, т.е. ДО 11 вечера, англичане доставили тяжелораненных в Иерусалим.

* * *

Понимаете, есть очень много таких примеров… Когда мне было 14 лет, я учился в «молодежной деревне» Хадассим. Ко Дню Независимости (1955) наш класс подготовил презентацию о Войне за Независимость. И мы коснулись случая с «Ламед-heй»… Я пришел к выводу, что гибель конвоя произошел из-за чудовищных просчетов в планировании операции. Я сказал это на презентации, где присутствовали родители погибших. Меня чуть не выгнали из школы: «Ты опозорил Хадассим!» Таким образом, я уже тогда понял, что правда никого не интересует. Что это значит?

А вот что: тот, кто не хотел открыть правду о «Ламед-hей» — получил Латрун. Кто не хотел открыть правду о Латруне — получил Митле. Кто не хотел открыть правду о Митле — получил Гивъат-hа-тахмошет. Кто не хотел открыть правду о Гивъат-hа-тахмошет — получил Китайскую ферму. Кто не хотел открыть правду о Китайской ферме — получил получил Султан-Яаков. И так мы добираемся аж до Второй ливанской войны, господа…

Все мы в школе учили историю войны 1948 года, все мы знаем о «Ламед-heй». Но правду мало кто знает…

* * *

Теперь — несколько слов о «Шестидневной войне». Я вижу в ней основную ПРОТО-причину проблем армии — и дело не в том, что эта война погрузила нацию в состояние «головокружения от успехов». Я лично, вообще не верю ни в какое «головокружение от успехов» после 1967 года. В 1968-м ЦАХАЛ из рук вон плохо провел операцию в Караме, весь народ это видел и знал, что это провал. Во время «Войны на истощение» появилось письмо Голде от школьников («шминистим»), в котором выдвигалось требование возвращения Синая Египту, чтобы прекратить кровопролитие. Разве можно назвать это «атмосферой головокружения от успехов»?! IMHO, рассказами о «беспечности» пытаются скрыть правду.

Господа, «Шестидневной войны» не было. Вот в чем проблема…

Мне говорят: «Да, серьезно?! Ты нам будешь рассказывать? Да мы захватили Армон hа-нацив!» [1]

Я их спрашиваю: «У кого вы захватили Армон ha-нацив?! У нескольких иорданских солдат, пьяных от украденного вина в подвалах штаба наблюдателей ООН? Это — большой успех?»

Давайте посмотрим на факты.

Мы освободили Иерусалим. Это ясно. НО КАКИМИ СИЛАМИ МЫ ЭТО СДЕЛАЛИ?! В освобождении участвовали ТРИ БРИГАДЫ.

Кто нам противостоял? МАКСИМУМ два батальона, которые особо не сопротивлялись — там и здесь были перестрелки, «смертельный переулок» и т.д…

Почему был бой за Гиват-ha-тахмошет? Потому, что мы арабам не дали убежать. Был организован штурм, организован ужасно, что привело к большим потерям…

Мы говорили о сплетнях? 🙂 Давайте продолжим! Мота Гур (впоследствии дослужился до начальника генштаба ЦАХАЛ) НЕ ПЕРЕСЕК «зеленую черту» и оставался на улице Йоэль, дом номер 13 — на крыше этого дома, вместе со своей секретаршей… Вы подумайте: в течении боя за Гиват-ha-тахмошет, комбриг (впоследствии начальник генштаба и министр, «освободитель Иерусалима» и т.п.) не перешел «зеленую черту» и не вмешивался в происходящее. Он вообще не знал об этом бое…

Там был батальон 66 под командованием Йоси Йоффе. Комбат Йоси Йоффе тоже там не был — он находился в отеле «Амбассадор». Бой за Гиват-ha-тахмошет вела рота Деди. Этот Деди попал в перестрелку в полицейской школе рядом с Гиват-ha-тахмошет, рядом с ним взорвалось что-то и он находился в шоке. По большому счету, боем никто не руководил.

Так что же там было? Там были парни, которые очень хотели «всыпать арабам по первое число». Они и взяли «Арсенальскую горку»(«Гиват-ha-тахмошет»), но награды получили, как обычно в жизни это бывает, их трусливые командиры. У меня нет никаких сомнений, что бой за Гиват-ha-тахмошет — героическая страница в истории ЦАХАЛа. Чей героизм? Рядовых, сержантов, лейтенантов…

Потери были большие — этот бой сразу посчитали «большим промахом», Моту Гура осуждали. Но мифологизация изменила картину…

Господа, бой за Гиват-ha-тахмошет не только был неудачей. Его вообще не должно было быть. Почему? Потому, что не только не было приказа занять Старый Город — наоборот, приказ был «НЕ занимать Старый Город»! Приказ гласил: «Идти на haр-hа-Цофим»(Mt. Scopus).

* * *

Теперь я хочу сказать вот что: история с освобождением Иерусалима заставляет задуматься — а может, все же… Всевышний эээ… ВМЕШИВАЕТСЯ? 🙂

Я говорю не о макро-картине, а о частностях, подробностях. Что там произошло?

Война началась не на севере Города (Гивъат-hа-тахмошет), а на юге. Вновь, как и в 1948 году, на фронте находился Узи Наркис, который несет ответственность за падение Старого города в 1948 году, причем он сам пишет об этом в своих мемуарах — в 1967 году он чувствовал, что должен исправить ошибку. И вот он — командующий центральным округом. Начинается война.

В чем состояла стратегия «Шестидневной войны»? Атакуем на Синае (до Бир-Гафгафа), но не на Голанах и, если иорданцы начнут наглеть, наша стратегия должна была быть — «держать оборону».

Что же произошло?

Произошло следующее. Арабы, слава Богу, любят врать. Когда-то они врали больше нас 🙂 Они начали рассказывать о своих «победах». В частности, они заняли Джабель-Мукаббар (Армон hа-Нацив), который был под властью ООН. Большая победа — ООН без боя сдали им деревню. Мы об этом прекрасно знали — что такое Армон hа-Нацив, кто там находился, кто и как его занял.

И тут какая-то девушка в разведке, чья задача была слушать арабские радиостанции и докладывать обо всем, заслуживающем внимания (самые большие секреты всегда публикуют случайно в газете), услышала в передаче «Радио Каира»: «Мы захватили Джабель-Мукаббар.» Она знает что такое «мукаббер» [2] и где вообще она находится? 🙂

Что она переводит и докладывает наверх ? «Арабы захватили hар-hа-Цофим» [3]. Так вы мне скажете после этого, что Бога нет?! 🙂

От начальника к начальнику — сообщение пришло в генштаб. Оттуда позвонили к командиру гарнизона hар-hа-Цофим («Царь горы» его звали в ЦАХАЛе) и спросили: «Тебя кто-то атакует?»

Тот отвечает: «Нет».

Еще вопрос: «Какие-то проблемы там?»

Он отвечает: «Нет».

И сейчас смотрите на этих генштабистов-«умников» во главе с Ицхаком Рабином, который на тот момент только несколько дней как вышел из психиатрической лечебницы и в генштабе, пока что, только и делал, что сидел на стуле, слушал и улыбался… 🙂 Это совсем не смешно, господа. Это трагедия. Этот человек потом дважды становился премьером и навлек на нашу Страну ужасные бедствия…

ОК, смотрите логику генштаба: «Если египтяне сказали, что hар-hа-Цофим захвачен, это признак того, что hар-hа-Цофим СОБИРАЮТСЯ ЗАХВАТИТЬ. А если так, то ЦАХАЛ должен усилить свое там присутствие…» 🙂 И вот туда направляются стратегические резервы генштаба и штаба центрального округа, 55-я парашютная бригада, 10-я бронетанковая бригада. Чего Рабин и компания не знали, так это то, что на hар-hа-Цофим НЕТ МЕСТА для такого количества войск. Там уже был гарнизон! И на этот пятачок посылаются две бригады!

Мота Гур с началом войны должен был быть во главе десанта в Эль-Ариш. Но Талик (танкист) терпеть не мог парашютистов и постарался изо всех сил обойтись без Моты. ОК, обошлись без Моты Гура, хотя Городиш и попал в переплет в Эль-Арише и его потребовалось спасать. Куда девать Моту и других «цанханим»(«парашютистов»)? Часть послали в haр-hа-Цофим через центр города, часть (10-я бригада) — туда же через Наби-Самуэль, т.е. — в обход с севера. В штабе центрального округа (он находился тогда в Рамле) Узи Наркис сказал Моте Гуру: «Слушай, Мота. Тебя посылают на haр-hа-Цофим, но haр-hа-Цофим никого не волнует — тебе надо ВСТАТЬ ОДНОЙ НОГОЙ В ШХЕМСКИХ ВОРОТАХ». Это противоречило стратегии, планам, приказам — всему. Узи Наркис не верил ни в Бога, ни в черта. Мота Гур встал ДВУМЯ ногами в Шхемских воротах! У него было три батальона — 28-й, 66-й, 71-й. 66-й он послал на haр-hа-Цофим, два остальных получили от него информацию, что «есть добро на вход в Старый город».

Возникает вопрос — зачем надо было 66-му батальону идти в направлении haр-hа-Цофим через Гиват-ha-Taхмошет, самую укрепленную иорданскую цитадель в городе?! 19 лет в анклав haр-hа-Цофим конвои добирались другими путями — через Гива-Царфатит, например…

Что хотел Мота Гур? ПО ЕГО ЖЕ СЛОВАМ, ему нужна была битва. И победа в битве. Как можно стать начальником генштаба? Одерживая победы. Можно ли одержать победу без битвы, просто обойдя иорданскую цитадель на пути в haр-hа-Цофим..? И вот он одержал победу, положив 30 с лишним парашютистов…

* * *

Почему же не делают выводов из горьких уроков? Потому, что ЦАХАЛ не может и не должен вести расследования собственных просчетов. Все расследования в ЦАХАЛ имею одну единственную цель — «кисуй тахат» («прикрывание своей за…цы»). Ярчайший пример — случай «Цеэлим Бет«. Была идея — физически уничтожить Саддама Хуссейна. Во время подготовки этой операции были проведены специальные учения на полигоне Цеэлим в Негеве, в ходе которых погибли 5 бойцов «Саерет МАТКАЛь» («спецназ генштаба»). Учениями командовал Эhуд Бaрак.

Господа! Исследование случая «Цеэлим Бет» до сих пор не проведено. Все до сих пор засекречено, документы достать невозможно. Без документов невозможно знать что же там произошло на самом деле… Это совершенно естественно — человек так создан — он хочет знать правду и не хочет, чтобы знали правду о нем. Естественно, поэтому, что люди скрывают свои просчеты. Но совершенно неестественно, что расследовать просчеты поручают заинтересованным инстанциям. Армия НЕ ДОЛЖНА расследовать свои собственные провалы.

Армия — это тоталитарная организация внутри демократического общества. Общество не контролирует армию и не знает что там происходит. Тупица может дослужиться до генеральских погон, выйти в отставку и на этих погонах въехать в правительство, стать председателем совета директоров банков и крупных компаний. Это РАЗЛАГАЕТ ОБЩЕСТВО. Это должны все понимать…

Поэтому, следует ожидать нашего ухода из Иудеи, Самарии и Голан.

Спасибо за внимание.

Примечания:

[1] — Бывшая резиденция британского верховного комиссара по Палестине. После 1948 года — штаб «наблюдателей ООН». Комплекс расположен в районе «Тальпиот-мизрах», рядом с кварталом «Джабель-мукаббар»

[2] — Джабель-Мукаббар — «Гора великих» (араб.)

[3] — гора Скопус в северной части Города, анклав под властью Израиля по соглашениям 1949 года.

Реклама