Д-р Ури  Мильштейн.

Во вторник вечером, 6 октября 1948 года, премьер-министр и министр обороны Израиля Давид Бен-Гурион написал в дневнике: “Сегодня мы в правительстве предприняли самый важный шаг после решения провозгласить независимость. Проанализировав ситуацию, правительство согласилось с моим предложением силового прорыва в Негев, т.к. египтяне нарушают решения ООН и не дают нашим транспортам проехать.  Я объяснил результаты этого шага для Юга и всей Страны…  Восемь министров проголосовали ‘за’…  Начало – 14 октября, сразу же после Йом-Кипура.”

Речь идет об операции “Йоав”, которая началась в итоге на день позже.

 

 

До сих пор, общепринятым среди историков мнением  было, что Бен-Гурион считал это решение настолько серьезным из-за того, что для проведения операции с целью “искоренения египетских сил на 4-м фронте (южный фронт – У.М.)” было необходимо было нарушить решение Совбеза ООН о временном перемирии. Для  этого надо было сфабриковать обстрелы египтянами наших транспортов в окруженные еврейские анклавы Негева, что было бы нарушением вышеупомянутого решения Совбеза, если такие транспорты не везли  оружие и боеприпасы.  Несмотря на блокаду, поселения Негева не испытывали недостатка в оружии и боеприпасах, т.к. все это доставлялось им по воздуху. Поэтому, если египтянам нечего было атаковать, план операции (проведенной 15 – 22 октября 1948 года) предусматривал, что в случае беспрепятственного прохода транспорта через египетские позиции, наши люди подожгут грузовики и доложат, что были обстреляны египтянами. Это обеспечит повод для атаки на египетские войска.

 

Цена

Д-р Эзра Нешри, получивший третью степень по истории в Беэр-Шеве два года назад, написал докторат по теме “Участие Британии в Войне за Независимость Израиля”.  Куратором его был Тувья Фрилинг, который сказал, что докторат Нешри “меняет парадигму” в исследованиях Войны за Независимость. Нешри прекрасно объясняет важность решения Бен-Гуриона инициировать операцию “Йоав”.  В эти дни Нешри заканчивает редактирование своей книги “Израильская Война за Независимость: британский троянский конь”[1], основным материалом для которой стал его докторат.

Нешри: “Британский министр иностранных дел, лейборист Эрнст Бевин, был категорически против выполнения решения ООН от 29 ноября 1947 года и создания Государства Израиль.  Есть историки, считающие, что после ухода из Индии у Британии не было никакого интереса оставаться в Эрец-Исраэль, но все было совсем наоборот. Несмотря на то, что Бевин был социалистом, он желал сделать Британию третьей мировой супердержавой – с помощью усиления контроля над своими африканскими колониями и усиления влияния на своих клиентов, в частности, на страны Ближнего Востока. Цели Британии на Ближнем Востоке включали в себя, на среднюю и дальнюю перспективы, создание арабской коалиции, поддержка ее стабильности, насколько это будет возможно, что позволит сохранить британское доминирование в регионе за минимальную для Лондона цену. Независимое еврейское государство рассматривалось как главная угроза британскому доминированию на Ближнем Востоке. Эрец-Исраэль, особенно Негев, должны были стать главным местом английского военного базирования. Поэтому, Негев должен был быть включен в границы полностью зависимого от Британии государства-протектората – Трансиордании, чью военную и иностранную политику определяли два британца – посол в Аммане сэр Алек Киркбрайд и командующий Легионом генерал Джон Бэгот Глэбб. Т.к. Иордания сама не могла выполнить эту задачу, Бевин поручил одному из резидентов разведки в регионе, бригадиру Илтиду Клэйтону, организовать арабскую коалицию для вторжения в Эрец-Исраэль”[2].

 

— Поняли ли в то время Бен-Гурион и его соратники, что англичане собираются предотвратить создание Израиля или уничтожить еврейское государство, если оно будет создано ?

“В отличие от ‘новых историков’, самым видным из которых является англо-израильский историк проф. Ави Шлаим, видящих в Войне за Независимость ‘сионистское предприятие’, и в отличие от местной школы (где выделяется проф. Йоав Гальбер, считающий, что Великобритания была нейтральна), Бен-Гурион и его соратники прекрасно понимали смысл действий Британии. 11 марта 1948 года Бен-Гурион писал Шарету, что они будут бороться в ООН против многих, пытающихся предотвратить создание Государства: ‘Нам ясен заговор… позволить соседним государствам, пока власть в руках Англии, ввести в Страну войска, в количестве, необходимом для уничтожения Ишува и захвата Страны после окончания Мандата… Совместный план британского МИДа и ЛАГ уничтожить Ишув’.   Наши вожди обладали широким кругозором.  Они видели, как было подавлено коммунистическое восстание в Греции и пришли к выводу, что не стоит в начале Войны за Независимость открывать и использовать все силы ‘Хаганы’, т.к. тогда англичане, все еще находящиеся в Эрец-Исраэль, смогли бы их уничтожить.  Это решение обошлось нам очень дорого.”

 

Король Абдалла и Глабб-паша

 

— Что именно должен был сделать Клэйтон под руководством Бевина ?

“У этого предприятия было два этапа. Первый – в декабре 1947 года планировалось отделить от подмандатной Эрец-Исраэль Иудею и Самарию (они должны были перейти под власть Абдаллы) и часть Галилеи (она должна была достаться Сирии). Далее предполагались гарантии Ираку в получении доступа к хайфскому порту и его нефтяным терминалам и помощь вторжению ‘Армии спасения’ Каукджи в Эрец-Исраэль. Каукджи должен был подготовить почву для арабских регулярных армий. Согласно этому плану, евреям даровалась автономия на узкой полосе вдоль моря между Атлитом и Южным Тель-Авивом. Первое соглашение по вторжению было подписано между правительствами Британии и Ирака в середине января 1948 года, но в конце января правительство Ирака пало в результате народных волнений в Багдаде – и соглашение рухнуло. 

На втором этапе, начавшемся в феврале 1948 года, Клэйтон старался убедить арабские страны напасть на еврейское государство сразу же после провозглашения им независимости.  Особое давление оказывалось на Египет, большая часть руководства которого до последнего момента сопротивлялись идее вторжения в Эрец-Исраэль…  Согласно этому плану, иорданцы должны были блокировать Иерусалим с востока (Йерихо), севера (Рамалла) и запада (Латрун), а египтяне – с юга (Хевронское нагорье).   Две армии почти что встретились во время войны и задача окружения Иерусалима была ими почти что решена. Евреи Иерусалима должны были сдаться на милость победителям. Затем, обе армии – с юга и с востока — должны были идти к Яфо и, тем самым разрезать территорию Израиля на две части. Однако, Абдалла провалил этот план, отдав приказ, вопреки мнению Глэбба и Киркбрайда, единственному иорданцу-комбату в своей армии, Абдалле Телю, ввести крупные силы в Восточный Иерусалим и Старый Город. В результате, Легион не получил достаточно подкреплений в Латруне и ограничился обороной на тель-авивском направлении.”

— Если вторая коалиция не достигла своей цели – уничтожить еврейское государство в зародыше – зачем Бен-Гуриону понадобилась операция “Йоав” ?

“Египетское наступление велось по трем направлениям: вдоль берега моря до Явне, через Хевронское нагорье до Рамат-Рахель и в сторону Беэр-Шевы. На практике, египтяне контролировали Негев, заняв линию Ашкелон – Кирьят-Гат и, тем самым, еврейские поселения к югу от этой линии оказались в блокаде. Граф Бернадотт, прежде, чем был убит, послал в ООН свои предложения по разрешению конфликта. Этот план был составлен англичанами и предполагал передачу большей части Негева арабам. После убийства графа (17.09.1948) Британия позаботилась, чтобы Совбез принял решение, в котором говорится, что план Бернадотта будет претворен в жизнь, ибо является ‘его последней святой волей’.  Бен-Гурион считал, что если Негев не будет частью Израиля, это станет угрозой самому существованию Государства. Поэтому, в глазах Бен-Гуриона, целью операции ‘Йоав’ было не только прорыв блокады поселений, но и обеспечение самого существования Государства.”

 

Разногласия в руководстве

“Бен-Гурион очень опасался столкновения с египетской армией”, — рассказал мне в 1977 году офицер разведки Зрубавель Арбель, принимавший участие в операции. “Во время подготовки, командующий операцией Игаль Алон сказал мне: ‘Приедет Бен-Гурион и будет задавать вопросы. Скажи ему правду, но так, чтобы он поверил, что их можно побить, но это очень трудно – тогда он даст мне еще одну бригаду’.  Приехал Бен-Гурион, в сопровождении Реувена Шилоаха, и стал задавать вопросы… Я должен был рассказать ему о враге.  Он спрашивал и хотел доказать, что план операции неудачный и следует сделать то, что было сделано во время операции ‘Нахшон’, когда был проложен путь в Иерусалим – т.е. послать в блокированные поселения несколько грузовиков с провизией и боеприпасами, чтобы те продержались еще несколько месяцев. Тогда Игаль Алон сказал ему: ‘У меня есть план намного более серьезный – сбросить египтян в море’.  Эта фраза Алона стала шаблоном при планировании операции.”

Операция “Йоав” достигла своей стратегической цели – снятие египетской блокады и установление израильского контроля над Северным Негевом. Однако, военная задача – разгром египетской армии – была выполнена лишь частично, т.к. на полях сражений ЦАХАЛ показал низкие результаты.

Как уже было сказано, начало операции было отложено на один день.  Транспортная колонна отправилась в путь 15 октября и египтяне ее не атаковали. Давид Коhен, который в этой колонне был ответственен за перевозку канистр с горючим, рассказал на конференции в кибуце Рош hа-Никра (я вел ее в 1981 году): “Было соглашение с египтянами, что они дают транспортам проход в определенные часы. Взяли канистру солярки, дали водителю, сказали поджечь и убегать.”   Боевые действия происходили так: колонна двигалась на юг, а самолеты только что появившихся израильских ВВС нанесли бомбовые удары по египетским аэродромам, уничтожив самолеты на земле, и по скоплениям египетских войск. Между фактическим начальником генштаба Ядином и командиром операции Алоном существовали разногласия по двум основным темам – наносить ли по египтянам фронтальный удар и полностью их разгромить (“школа Клаузевица”), как того требовал Ядин,  или окружить их и заставить сдаться (“английская школа Лиддел Харта”), как требовал Алон. Также не было согласия по вопросу оккупировать ли Газу (Ядин) или сосредоточиться на беэр-шевском направлении (Алон). Победила позиция Алона.

 

9-й батальон 12-й бригады ЦАХАЛ в бою в окрестностях Беэр-Шевы

Операция “Йоав” свела на нет усилия Клэйтона. Интересно, что начальник ближневосточного отдела израильского МИДа Элияhу Сасон еще раньше обсуждал в Париже “сепаратное урегулирование между Египтом и Израилем” с “высокопоставленным египетским эмиссаром”.  Египтянин рассказал Сасону, что арабские страны вступили в войну из-за “британской подлости” и ложной информации, переданной арабам англичанами. Через два дня после утверждения правительством операции “Йоав”, Шарет прислал Бен-Гуриону дополнительные сведения о переговорах Сасона в Париже: в рамках сепаратного урегулирования, Египет требует для себя присоединение арабской части Эрец-Исраэль, “чтобы не допустить присоединения ее к Трансиордании и превращения ее в английскую военную базу. Египет опасается Еврейского Государства из-за его территориальной и экономической экспансии, а так же из-за угрозы распространения коммунизма”.

Руководство МИДа (Реувен Шилоах, Вальтер Эйтан и Лео Коhен) доложило Бен-Гуриону, что оно положительно относится к переговорам Сасона в Париже.  Несмотря не это, Бен-Гурион послал Шарету телеграмму: “Следует противиться любой аннексии Египтом любой части Страны – особенно Газы.”  Он решил атаковать египтян, что, наверное, предотвратило заключение мира с Египтом еще в 1948 году. Был упущен шанс изменить ход истории – не только Израиля, но всего Ближнего Востока и всего мира, ибо Ближний Восток с тех пор стал центром международной напряженности, источником войн и террора.

“Маарив”, 15 октября 2018 года,

перевод и примечания - сайт "Дагеш"
 

Примечания:

[1] — “מלחמת השחרור הישראלית — הסוס הטרויאני הבריטי”

[2]https://ontario14.wordpress.com/статьи/меир-замир-как-британская-разведка-п/