Д-р Ури Мильштейн. 

Не только «Альталена»: Специальное историческое исследование — доктор Ури Мильштейн возвращается к одной из самых сложных битв 1948 года — израильское правительство против «частной армии» ПАЛЬМАХ.

За два дня до окончания первого перемирия в Войне за независимость и начала «Десятидневных сражений» Давид Бен-Гурион ушел в отставку с постов премьер-министра и министра обороны страны, учрежденных тремя неделями ранее. Причина: намерение комиссии по расследованию, изучавшей путч в Генеральном штабе и отставку трех генералов, уменьшить полномочия премьера и передать часть их Исраэлю Галили, члену конкурирующей партии МАПАМ. В тот же день поспешно собралось руководство МАПАЙ. Секретарь Зеев Он (זאב און) сказал: «Мы должны принять решение о демонтаже штаба ПАЛЬМАХа. ПАЛЬМАХ был создан с целью захвата контроля над армией и государством».

Бойцы Пальмах в Войне за независимость

Шестью неделями ранее Бен-Гурион был в Иерусалиме, когда славный четвертый батальон ПАЛЬМАХа, принадлежавший бригаде «Харъэль», потерял 46 бойцов в битве при Наби-Самуэле в рамках операции «Йевуси». Военный советник премьера капитан Шалом Эшет, бывший офицер британской армии во время Второй мировой войны, участвовал в обсуждении результатов сражения резко критиковал ПАЛЬМАХ. Командующий операцией Ицхак Саде дал пощечину Эшету в присутствии Бен-Гуриона.

Через три дня, вернувшись в Тель-Авив, Бен-Гурион вызвал на беседу главу штаба «Хаганы» Исраэля Галили. Он писал в своем дневнике:  

«Меня не всегда устраивало все, что происходило внутри этой организации и ее деятельность, которые не соответствовали потребностям войны, но, насколько мог, я избегал изменений, которые имели бы партийное значение. Теперь мы должны что-то решать, ибо необходимость изменений явно назрела:

1) ПАЛЬМАХ — это частная армия, принадлежащая политической партии;

2) Есть командиры, которые не на своем месте, и есть командиры, которых не используют по назначению.

3) Нет военной дисциплины и организации и не хватает военной подготовки.»

Далее «Старик» отметил решение Ицхака Рабина, командира бригады «Харъэль», не атаковать арабскую деревню Дейр-Аюб к северу от Шаар-hа-Гай для того, чтобы позволит возвращение 250 грузовиков, застрявших в Иерусалиме на шесть дней (вернувшихся в Тель-Авив только через полтора месяца), что сорвало доставку необходимых грузов в Иерусалим. Он отверг оправдание Рабина, заявившего, что тот не выполнил задачу из-за «недостатка сил».

Бен-Гурион также раскритиковал действия ПАЛЬМАХа в боях в Изреэльской долине и Наби-Йуша в Верхней Галилее, где арабы одержали верх. Параллельно он сообщил Галили об отмене должности главы национального штаба, т.е. фактически уволил его.

Вечером Галили пришел к Бен-Гуриону и сказал, что «верховный штаб ПАЛЬМАХа не нужен. Без права вмешиваться во все дела ему нет смысла работать».

Этот разговор был прелюдией перед двумя генеральскими бунтами и затяжным кризисом, во время которого Бен-Гурион назвал войну партии МАПАМ за верховный штаб ПАЛЬМАХа как «опасность для целостности государства, величайшую опасность, которая возникла с момента основания государства».

«Старик» вызвал глав МАПАЙ и МАПАМ на совещание в своем кабинете и объяснил им свою позицию. Ицхак Бен-Аарон, один из лидеров МАПАМ, начал его критиковать: «В «Хагане» есть классовый и трудовой аспект. Халуцим составляют там основную часть. Мы не будем строить вооруженные силы на основе британской армии. ПАЛЬМАХ — это инструмент для поддержки духа первооткрывателей-халуцим». Бен-Гурион пришел к выводу, что разговаривать не с кем: Бен-Аарон и его друзья отвергли принцип государственности, который он отстаивал. Они упорно настаивали на принципе превосходства кибуцев…

Реальной опасностью, о которой не говорили вслух, не было наличие в ЦАХАЛе подразделений ПАЛЬМАХа. Так сказал Пинхас Лавон, сменивший Бен-Гуриона на посту министра обороны в 1953 году: «Многие лидеры МАПАЙ в то время считали, что некоторые из командиров ПАЛЬМАХа и лидеры МАПАМ заражены большевизмом. Они видели в России вторую родину и начало мира завтрашнего дня. Прошло всего три года после окончания Второй мировой войны. В то время, и также позже, в Ишуве были люди, которые думали, что Красная Армия скоро оккупирует весь Ближний Восток и что евреи должны ее приветствовать».

Элиэзер Ливне, один из лидеров МАПАЙ, писал: «Осенью 1947 года мне позвонил Моше Снэ и предложил встречу. Мы сидели на втором этаж кафе «Атара», недалеко от автовокзала. Кроме нас никого не было. После тривиального обмена приветствиями, Снэ перешел к делу. Он только что вернулся из поездки по Восточной Европе. Побывал в Польше. То, что он видел там, превосходит все те описания коммунистически-сталинского режима, которые этот режим «прославили». Ужас, возможно, начало другого ужаса похуже, но, продолжал Снэ без оговорок, чего не требовал характер наших отношений, у нас нет выбора. Великобритания и США уйдут от Ближнего Востока и русские захватят регион.   Мы можем создать с помощью России большое еврейское государство, которое мы хотим. Москва поможет притоку массовой еврейской алии из СССР, в результате чего мы окажемся в большинстве на необходимых нам территориях. Далее мне был задан вопрос — готов ли я присоединиться к нему, Снэ, в создании про-советской сионистской партии, сформированной из Ахдут hа-авода и hа-Шомера hа-цаир, которая станет действовать в указанном направлении? И если я слишком сильно ненавижу Сталина и его режим, готов ли я помочь сформировать немарксистскую просоветскую сионистскую партию, которую готовится создать один из лидеров подполья?»

Через шесть недель после той встречи, о которой Ливне сообщил Бен-Гуриону, 20 января 1948 года Ахдут hа-Авода и hа-Шомер hа-цаир сформировали Объединенную рабочую партию — МАПАМ. Среди ее лидеров были Снэ, Галили и Игаль Алон. Большинство старших командиров ПАЛЬМАХа были ее членами. Партия поддерживала Советский Союз и мировое коммунистическое движение. Теперь становилось ясно: Галили уберут, ПАЛЬМАХ распустят.

Но Бен-Гуриону пришлось преодолеть некоторые препятствия, чтобы осуществить свой план: хотя он был председателем правления Сохнута и занимал должность «военного министра» Еврейского агентства, он еще не акклиматизировался в оборонном ведомстве и не изучил его проблемы.  Кроме того, главной боевой силой в войне, начавшейся за семь недель до основания МАПАМ, был ПАЛЬМАХ.  Начальник штаба «Хаганы», преданный «Старику» Яаков Дори, был болен, а начальник оперативного отдела Ядин, который был и.о. начальника генштаба большую часть войны, еще не контролировал эту организацию. Фактически, Галили руководил генштабом. Поэтому, Бен-Гурион отложил на несколько месяцев реализацию своего плана нейтрализации ПАЛЬМАХа.

«Ребе» ПАЛЬМАХа Табенкин

Главный враг

Была еще одна проблема, которая обнаружилась после начала официального расформирования: Пальмах был создан в 1941 году как мобилизованная сила обороны, с помощью британцев, чтобы служить партизанской организацией на территориях, которые должны были оккупировать немцы. В первом разделе Устава ПАЛЬМАХа говорилось, что он «представляет собой дивизию,  предназначенную для защиты населенных пунктов и округов,  и служит национальным резервом верховного командования и находится в его непосредственном подчинении».

Элияhу Голомб, доверенное лицо Бен-Гуриона, был тогда неофициальным министром обороны Ишува. Он принял решение учредить ПАЛЬМАХ. Снэ, глава штаба «Хаганы», лично подписал указ о создании ПАЛЬМАХа. В августе 1942 года британцы объявили после многих задержек о создании «еврейских батальонов» в своей армии. «Старик» считал создание этих батальонов огромным достижением для себя и своего соратника, начальника политического отдела Сохнута Моше Шарета. На практике Бен-Гурион не имел прямого отношения к вопросам безопасности. Он оставил это дело Голомбу.

В ноябре 1942 года британский генерал Монтгомери победил немецкого генерала Роммеля в битве при Эль-Аламейне, и опасность завоевания Эрец-Исраэль миновала. Через месяц Бен-Гурион посетил вооруженный ночной парад первой роты ПАЛЬМАХа в кибуце Ашдот-Яаков. Он похвалил бойцов и в заключение сказал, что они продолжат свою службу в рядах британской армии в войне против нацистов. Это было революционное событие. ПАЛЬМАХники стали считать теперь Бен-Гурион своим главным врагом.

Британцы прекратили финансирование ПАЛЬМАХа. Еврейское агентство направило свой оборонный бюджет на мобилизацию в еврейские батальоны британской армии. ПАЛЬМАХ начал постепенно умирать, но был найден способ вернуть его к жизни благодаря двум взаимосвязанным шагам. Ицхак Табенкин, руководитель Объединенного кибуцного движения и лидер анти-бенгурионовской оппозиции в МАПАЙ, инициировал финансирование ПАЛЬМАХа через работу в кибуцах; халуцианские молодежные движения, которые посылали своих выпускников для создания кибуцев, достигли соглашения с ПАЛЬМАХом о том, что их подготовка будет проводиться в течение двух лет в рамках этой организации. Так Табенкин стал Великим Пальмахским Ребе. Организация получила прозвище, которое Меир Яари, лидер hа-Шомер hа-цаир, утвердил, а Бен-Гурион использовал его в отрицательном контексте : «Частная армия Табенкина».

В 1944 году фракция Табенкина вышла из МАПАЙ. Бен-Гурион свернул вправо и МАПАЙ поставил своей целью создание еврейского государства как можно скорее, что соответствовало идеологии Жаботинского. Табенкин и его друзья несли два флага: поселенческое движение, т.е. развитие и строительство кибуцев, на всей территории Великой Земли Израиля и создание государства по завершении процесса. Конфликт между Бен-Гурионом и кибуцным движением был основным конфликтом в Ишуве в течение четырех с половиной лет войны.

Расформирование ПАЛЬМАХа началось за 20 дней до начала Войны за Независимость. 10 ноября 1947 года «Хагана» по приказу Бен-Гуриона создала военно-воздушную службу, из которой затем родились ВВС ЦАХАЛа. Службе был подчинен авиационный отдел ПАЛЬМАХа. Пальмахники проглотили эту горькую пилюлю без открытых протестов, потому что большинство их пилотов были добровольцами-евреями, служившими во время Второй мировой войны в армиях союзников или уроженцами Ишува, воевавшими в британской армии.

Давид Бен-Гурион и Игаль Алон

Буйвол вместо козы

Всего лишь за две недели до начала войны были сформированы еще четыре регулярные бригады: «Леванони» на севере, «Александрони» в центре, «Гивъати» на юге и «Эциони» в Иерусалиме. Ицхак Саде, первый командир ПАЛЬМАХа и человек, который его спроектировал, был назначен командующим «Гивати». Бен-Гурион потребовал отменить это назначение. Галили отказался. «Старик» пригрозил уйти в отставку с должности ответственного за безопасность в Ишуве. За два дня до 29 ноября и за три дня до начала Войны за независимость председатель Национального комитета Давид Ремез созвал встречу лидеров МАПАЙ и МАПАМ, в том числе Бен-Гуриона, Табенкина и Галили, для обсуждения кризиса.

Галили рассказал мне, что «все собравшиеся пытались убедить Бен-Гуриона отказаться от его требования об отмене назначения, но он не это никак не реагировал. Встреча длилась до двух часов ночи. После ее окончания я встретился с Ремезом в туалете. Ремез сказал: «Я думаю, мы вывели козу». Я ответил: «Боюсь, что вместо козы вошел буйвол. Меня очень беспокоит молчание Бен-Гуриона». Утром, когда я прибыл в офис, я нашел письмо от «Старика». Содержание было потрясающим: он сообщал, что не может далее нести ответственность за безопасность Ишува и просит меня сообщить об этом всем, кто участвовал во вчерашней дискуссии. В его письме были новые аргументы. Например — осуществляя это назначение, глава штаба «Хаганы» превысил свои полномочия.

Я немедленно пошел к нему и сказал: «Я рассказал Ремезу о вашем письме. Я даже дал ему его прочитать. Он доведет этот вопрос до сведения всех, кого сочтет нужным. Я не буду рассказывать об этом письме кому бы то ни было, потому что я не согласен с вашей отставкой. Назначение было сделано правильно — в полном смысле этого слова, в пределах полномочий начальника Генерального штаба и главы штаба «Хаганы». Наши полномочия основаны на решениях руководства Еврейского Агентства. Назначений, требующих утверждения более высокого ранга, кроме начальника генерального штаба и главы штаба «Хаганы», никогда не было. Если хотите, у вас есть возможность сменить главу штаба «Хаганы». Это находится в компетенции руководства Еврейского Агентства. И я не буду воевать за эту должность».

Бен-Гурион задумался и сказал: «Все, что я могу сказать вам сейчас, это то, что я готов отложить исполнение своей угрозы». Я сказал: «Это хорошо. И я хочу, чтобы вы знали, что в это время на вас будут давить все бульдозеры, что есть. Что касается меня, то при определенных условиях мне дали должность главы национального штаба «Хаганы», и я готов продолжать работу — мы хорошо работаем вместе, как вы много раз отмечали, — но без изменения существующих полномочий».»

Исраэль Галили

Галили сказал, что он примет решение Бен-Гуриона, если начальник генштаба Дори переведет Ицхака Садэ на другую должность, и поставит свое решение на утверждение в генштабе и штабом «Хаганы». На трехсторонней встрече Дори, по словам Галили, отказался переводить Садэ с возложенной на него должности и сказал: «Это должно быть решено по соглашению между председателем правления Сохнута и главой штаба «Хаганы». Есть кризис — ищите выход».

Через некоторое время соратник Бен-Гуриона, Йосеф Исраэли, предложил Галили, чтобы Садэ назначили советником «Старика». Галили ответил, что, по его мнению, и по мнению Дори, Садэ должен быть назначен командиром Тель-Авивского полевого корпуса («ХИШ»), но пообещал не препятствовать: «Поговорите с Садэ. Советник, на мой взгляд, — это человек, чьи советы не являются обязательными». Удивительно, но Садэ согласился с предложением стать советником Бен-Гуриона. Человек, которого Бен-Гурион не хотел назначить командиром бригады, стал его военным советником.

В начале войны у бригады «Гивати» не было командира. После многих споров член «hа-Шомер hа-цаир» Шимон Авидан, который в то время командовал «немецкой ротой» ПАЛЬМАХа и четвертым батальоном, был назначен и.о. командира бригады.

Другой серьезный кризис возник, когда Бен-Гурион решил создать ВМФ и включить в нее военно-морскую службу ПАЛЬМАХа, вопреки протестам этой организации. «Старик» назначил своего доверенного человека, педагога Гершона Зака, командиром ВМФ. Зак руководил рабочей школой и «храмом МАПАЙ» — «Бейт-Берл».  Это назначение доказало, что Бен-Гурион политизировал армию. МАПАМ набросился на него с резкой критикой. 200 моряков ПАЛЬМАХа и их командир Йохай Бен-Нун взбунтовались и были тайно переправлены в Иерусалим Йосефом Табенкиным (сыном Ицхака Табенкина), и многие из них были убиты там в боях. Сам Бен-Нун был ранен в боя за Наби-Самуэль.

ПАЛЬМАХники в бою

Письмо

За одиннадцать дней до провозглашения независимости, на утреннем заседании в Генштабе, Галили получил подписанное Бен-Гурионом письмо, в котором объявлялось об окончании его полномочий. В тот же день в канцелярии Бен-Гуриона появились четыре генерала во главе с Ядином, которые потребовали восстановить Галили в должности. Через три дня еще один генерал присоединился к четырем, и они сообщили Бен-Гуриону, что, если вопрос не будет решен в течение 12 часов, руководители подразделений перестанут считать себя ответственными за происходящее. Бен-Гурион наполовину сдался — обратился к Галили, чтобы тот вернулся к работе вместе с ним, но не в качестве начальника генштаба. Галили согласился.  Его должность не была определена, и он являлся заместителем/помощником министра обороны. Это решение не предотвратило громкий общественный резонанс. Бен-Гурион сказал руководству МАПАЙ: «Я сообщил Мапам, что если Исраэль будет работать со мной, то он будет работать как человек из Ишува, а не как представитель какой-либо партии. Как только он станет представителем партии, он уйдет». Примерно через два месяца Бен-Гурион заставил его уйти.

После провозглашения независимости и вторжения регулярных армий арабских стран разразился еще один кризис: Бен-Гурион требовал оккупации Латруна и открытия дороги в Иерусалим любой ценой. Дважды 7-я бригада под командованием соратника Бен-Гуриона Шломо Шамира атаковала и дважды неудачно. Ближе к «первому перемирию» задача была поставлена ​​перед двумя батальонами ПАЛЬМАХ — и они тоже потерпели неудачу. По словам «Старика», до него дошли новости, что они клевещут на Шамира и критикуют его действия. Еще один повод был добавлен к демонтажу Пальмахского штаба и подчинению его бригад Генеральному штабу и командующим фронтами.

В любом случае, штаб ПАЛЬМАХа больше не выполнял свою основную функцию: руководство операциями. С апреля Алон командовал операцией «Йифтах» в Верхней Галилее, а его офицер-оперативник Рабин — бригадой «Харэль» в Иерусалиме. В июне они оба перешли в штаб операции «Йорам» в Латруне. Штабу ПАЛЬМАХа оставалось заниматься военной подготовкой, культурными мероприятиями и логистикой. Бен-Гурион тогда понял, что это было больше похоже на левацкое «промывание мозгов», чем на военную подготовку.

В июне ПАЛЬМАХ получил смертельный удар: лидеры халуцианских молодежных движений узнали, что служба в этих организации и потери в боях стали причиной того, что обучение было свернуто, и они не смогут более выполнять свою миссию — основывать кибуцы. Они требовали, чтобы обучение было направлено на небоевые задачи. Бен-Гурион ухватился за этот шанс, основал НАХАЛь и назначил мапайника Алика Шомрони первым командиром этой бригады.

Кстати, большинство бойцов ПАЛЬМАХа не интересовались кибуцнической поселенческой деятельностью. Во время и после войны они организовали несколько курсов и усилили существующие кибуцы. Но таких было незначительное меньшинство.

Моше Даян, Ицхак Саде и Игаль Алон, 1938 год

Скандал в генштабе

В «первом перемирии», после «Альталены», Ядин представил Бен-Гуриону план для четырех фронтов: «северного» — под командованием Моше Кармеля, «среднего» — под командованием Дана Эвена, «центрального» — под командованием Игаля Алона и «южного» фронта — под командованием Шимона Авидана. Трое из четырех — Кармель, Алон и Авидан — были членами МАПАМ, двое — Алон и Авидан — членами ПАЛЬМАХ. «Старик» отверг этот план и заявил, что необходимо создать три фронта: северный под командованием Кармеля, центральный, включая Иерусалим, под командованием Мордехая Маклефа и южный под командованием Алона.

За восемь дней до возобновления боевых действий генералы Игаль Ядин, Элияhу Бен Хур, Цви Аялон и помощник / заместитель Бен-Гуриона Галили подали прошение об отставке. Трое из четырех были членами МАПАМ. Бен-Гурион расценил это как бунт и создал комиссию по расследованию, которую возглавил министр внутренних дел Ицхак Гринбойм. Комиссия заслушала свидетелей в течение трех дней и установила, что в ведении первой половины войны было множество недостатков. Было выработано предложение ограничить полномочия Бен-Гуриона и назначить Галили «ответственным за управление армией и перевести начальника генштаба ему в подчинение».

Бен-Гурион решил уйти в отставку за два дня до возобновления боевых действий. Комитет и правительство испугались и сняли с повестки дня свои предложения. Галили окончательно изгнали из оборонного ведомства и он вернулся в кибуц Наан. Маклеф заявил, что не готов командовать центральным фронтом, и этот фронт не был создан. После войны «Старик» выплатил ему компенсацию, назначив заместителем начальника генштаба Ядина, а через два года — начальником генштаба. Алон принял на себя командование операцией «Дани».

Узнав, что бригады «Харэль» и «Йифтах» в нескольких сражениях показали не лучшие результаты, Бен-Гурион решил, что пришло время распустить штаб ПАЛЬМАХа.  14 сентября 1948 года он встретился с 64 командирами-пальмахниками и обнаружил, что 60 из них являются членами МАПАМ. Он попытался убедить их в том, что их штаб нужно распустить, но особого впечатления это на них не произвело.

Командир бригады «Харэль» Йосеф Табенкин сказал на этом совещании: «Когда необходимо принять меры против ЭЦЕЛь и ЛЕХИ, ПАЛЬМАХ подходит». Алон добавил: «Если Бегин станет премьер-министром — я не подчинюсь ему, пока я жив». Спустя две недели Бен-Гурион приказал начальнику генштаба Дори начать демонтаж штаба ПАЛЬМАХ, что вызвало общественный резонанс одновременно с операцией «Йоав» по освобождению Негева. 7 октября процесс был завершен.

Бен-Гурион обвел всех вокруг пальца. Его целью был никакой не штаб и не ПАЛЬМАХ, а «частная армия Табенкина» — МАПАМ. После окончания войны он оставил в ЦАХАЛ только «Голани», «Гивати» и 7-ю бригады. Он распустил три пальмаховские бригады и оставил организованным через некоторое время резервам лишь их номера: 10 — «Харель», 11 — «Йифтах» и ​​12 — «Негев». В операции «Кадеш» Шмуэль Годер командовал 10-й бригадой. Во время Второй мировой войны он был заместителем начальника штаба артиллерийской бригады Советской Армии. Во время Войны за Независимость он создал первый батальон тяжелых минометов. К «наследию ПАЛЬМАХа» он имел весьма отдаленное отношение.

Большинство старших офицеров, членов МАПАМ, были Бен-Гурионом вынуждены уйти в отставку в 1949 — 1952 гг. Среди них — командующие фронтами генерал Алон и Моше Кармель, а также командиры трех бригад ПАЛЬМАХ: Шмуэль (Муля) Коhэн, комбриг «Йифтах», Йосеф Табенкин, комбриг «Харэль» и Нахум Сариг, комбриг «Негева». Кроме того, ушли офицеры-мапамники: Шимон Авидан, комбриг «Гивати» и начальник оперативного управления генштаба, а также Ури Бреннер, который занимал должность заместителя командующего ПАЛЬМАХ.

Миссия выполнена

Увольнение Галили, роспуск штаба ПАЛЬМАХа и отношение Бен-Гуриона к этой организации и ее командирам, членам МАПАМ, были, среди прочего, в центре внимания первой избирательной кампании (в Учредительное собрание, которое стало первым Кнессетом) в Государстве Израиль в 1949 году. Лидеры МАПАМ надеялись использовать победу в Войне за независимость, чтобы захватить власть, но их надежды не оправдались. МАПАЙ, возглавляемый Бен-Гурионом, получил 46 мест, Мапам — только 19. «Старику» удалось сформировать коалицию без МАПАМ, которая постепенно с годами потеряла свое значение. Антагонизм между бывшим «Ахдут hа-Авода» и бывшим «hа-Шомер hа-цаир» создавал постоянные трения. «Объединенное кибуцное движение» пережило глубокий кризис, многие кибуцы разделились. В 1954 году члены «Ахдут hа-Авода» вышли из МАПАМ и сформировали независимую партию. Левое кибуцническое движение Израиля распалось. Победил «государственный подход» Бен-Гуриона. 

Но в области безопасности Бен-Гурион не нашел подходящей альтернативы левым офицерам, которых он изгнал из ЦАХАЛ. В течение первых пяти лет после Войны за независимость ЦАХАЛ не ставил общенациональных целей — вплоть до того, что это стало угрожать существованию Государства Израиль. Только во второй половине 1953 года, с созданием Ариком Шароном «подразделения 101», начался процесс восстановления ЦАХАЛа. Возможно, поэтому в интервью со мной, после Шестидневной войны, о демонтаже ПАЛЬМАХа, Бен-Гурион сказал: «Арик был нашим самым лучшим полководцем».

«Маарив», сентябрь 2018

(перевод — команда сайта «Дагеш»)