Хагай Сегаль

Хаагай СегальВ начале июля 1995 года противники соглашений Осло организовали массовую демонстрацию в Кфар-Сабе. Почему Кфар-Саба? Поскольку из-за ее близости к Калькилии, это было символом мрачного «артиллерийского» будущего, которое правые предвидели для маленького Израиля, в случае ухода к «границам 1967 года». «Если ЦАХАЛ выйдет — террор войдет», — предупреждал огромный плакат над трибуной, которую заняли все лидеры правых, включая лидера оппозиции Биньямина Нетаньяhу. Несколькими днями ранее министр иностранных дел Шимон Перес издевался над ними в Кнессете: «Не распространяйте страхи, Кфар-Саба защитит свою жизнь, и мы будем защищать Кфар-Сабу — без вас и с вами».

Никто не предполагал, что однажды ракеты из Газы взорвутся возле Кфар-Сабы, даже правые пессимисты, но нет никаких сомнений в том, кто оказался прав в этих спорах и что произошло в итоге. ЦАХАЛ вышел из Газы — террор вошел.

В 1995 году ЦАХАЛ покинул также города Иудеи и Самарии, но в 2002 году вернулся, и с тех пор уровень террора резко снизился. Никто не запускает ракеты из Калькилии по Кфар-Сабе или Тель-Авиву. Только из Газы они стреляют. Остатки сторонников Осло и последние защитники «размежевания» утверждают, что если бы мы не покинули Газу, судьба жителей Гуш-Катифа была бы ужасной, но уход из Газы не имел целью принести пользу поселенцам. Он был призван улучшить положение Государства Израиль, но оказалось, что положение в действительности ухудшилось. На неделе, когда ракета из Газы взрывается в центре страны, и только 14 стран выступают против резолюции ООН, осуждающей Израиль за убийство «демонстрантов» на юге, нет никаких сомнений в том, что Осло и «размежевание» были кошмарными идеями, из-за которых мы оказались в такой ситуации.

Тысяча и одна плохая вещь, которой не случалась с нами, когда мы контролировали Газу, происходит с нами сейчас. Воздушные шары, например, ракеты в районе Гуш-Дан, и особенно продолжающаяся беспомощность перед лицом трюков ХАМАСа. Стон жителей прилегающих к Газе районов доказывает, что не было никаких оснований утверждать, что после «размежевания» мы сможем лучше бороться с терроризмом. Жаль, что сами жители этих районов не понимали это тогда. Если бы они присоединились к «оранжевой» борьбе своих бывших соседей против депортации, их проблемы теперь были бы намного меньшими.

Ранее на этой неделе я попал в двустороннюю пробку на окраине Хауары, недалеко от Шхема. Я застрял на 20 минут среди сотен автомобилей с палестинскими номерными знаками. Не наблюдалось никаких признаков присутствия ЦАХАЛа. Было немножко неприятно. Но я увидел в машине напротив спокойно сидящую поселенку и подумал о Гуш-Катифе: ЦАХАЛ, которому удается обезопасить евреев в сердце Самарии, не размещая солдат на каждом углу, мог постепенно решить и проблему еврейского бедственного существования в центре сектора Газа. Немного терпения — и он бы ее решил, но в какой-то момент терпение кончилось. Ариэль Шарон был сломлен.

Высокопоставленные деятели израильской лейбористской партии «Авода» бросились на этой неделе к пострадавшему мошаву Мишмерет, чтобы потребовать жестких мер против ХАМАС. Бенни Ганц — невероятно — вслух размышлял о возможности вновь оккупировать Газу. Всего несколько недель назад он порекомендовал на страницах «Йедиот Аронот» применить уроки «размежевания» и в других местах, и вот вдруг он говорит нечто совершенно противоположное.

Станет ли сценарий оккупации Газы в ближайшее время реальностью? Вряд ли. На обратном пути горы выше… В настоящее время израильское общество не готово бросить вызов повторному занятию и удержанию Сектора. Оно не готово заплатить цену (даже относительно низкую) кровью. Даже высшим эшелонам Армии Обороны Израиля будет трудно решиться, тем более, когда почти каждый отставной генерал, идущий в политику, оказывается в партиях, поддерживающих отступления. Становится совершенно ясно, куда сегодня дует ветер в нашем Генеральном штабе. Он усерден, образован и все еще вызывает какой-то страх у врага, но это не «атакующий» генштаб Шестидневной войны. Ужас перед «международным правом» парализует его, «политкорректность» формирует его боевую доктрину, он сильнее в защите, чем в нападении.

Если политический эшелон навяжет ему всеобъемлющую кампанию в Газе, она может плохо закончиться — как войны в Ливане и различные кампании типа «Цук эйтан» («Нерушимая скала»). В настоящее время лучше обойтись ограниченными ударами по ХАМАСу и молиться о том, чтобы конкурс Евровидения прошел мирно. А то Исмаил Хания может еще победить в нем.

Надпись: «Добро пожаловать в Кфар-Сабу»

«Макор ришон», 28 марта 2019