Честный и откровенный разговор о тшуве, о шлихус, о том, что сегодня происходит в Хабаде.

Автор: Ицхак Ройтман (Реховот, Израиль)

Источник:

http://kabbalah-live.ru/

Фарбренген когда-то заканчивается

Прошло уже 16 лет с того времени, как Любавичский Ребе покинул наш физический мир. И хотя «праведник после своей смерти находится во всех мирах и в этом мире еще более чем при жизни» – это никак не заменяет живого праведника.

К сожалению, сегодня в Хабаде сложилась ситуация, когда ни одно «направление» в Хабаде не готово, фактически, признать факт «исталкут». За различными словесным кружевами, отличающимися от одного внутрихабадского течения к другому – проглядывает общее.  Начиная от «спокойных» выражений (взятых из известных сихот Ребе)[1]  «Ребе находится с нами», «Ребе продолжает руководить нами как прежде», «нет никакой разницы – перед исталкут и после исталкут», и вплоть до граничащих с шизофренией высказываний «раз Ребе сказал, что в нашем поколении не будет исталкут – следовательно – Ребе жив», «раз Ребе сказал, что в нашем поколении должен прийти Мошиах следовательно Ребе жив» и т.д. и т.п. и до граничащих с откровенной кфирой высказываний о том, что «Ребе жив и здоров в физическом теле».

Меня здесь не так сильно интересует разница между «спокойными» утверждениями и утверждениями крайними, более того, я не берусь утверждать нечто определенное в отношении того, правильно ли это или нет, в каком смысле праведник жив после смерти и т.д. Это тонкие духовные материи, и я не собираюсь в это влезать. Я хочу только посмотреть, к каким последствиям это привело и приводит в современном Хабаде.

[Рав Гинзбург в своем контросе «Гискашрус после гимел тамуз» перечисляет пять ступеней связи с праведником, соответствующие пяти ступеням души, и указывает, что начиная с четвертой ступени — это уровень, где смерть не властна, и праведник не умирает. Мы же здесь говорим только о том, как плохо понятая или вообще не понятая идея о том, что праведник не умирает, проникшая к тому же в те области, где она нерелевантна — разрушительно действует на мировоззрение молодежи, и вносит беспорядок и дезорганизацию в деятельность Хабада в целом. Каждая идея в Торе вообще и в хасидизме в частности имеет свое точное место и свой точный смысл. «Истинный разум сознает свои границы». Также «Моше рабейну не умер», и «Давид, царь Израиля жив», и «Яаков, отец наш, не умер», но в каждом случае нужно знать, что это в точности означает, и как это «работает» в нашем материальном мире. Прим. автора]

Когда мы только приехали в Эрец – 5 с половиной лет назад – волей ашгаха пратит я оказался соседом довольно колоритной личности, реб Моше Довида Коэна, сына тамошнего хабадского рава рав Ошер Лемела Коэна, брат широкого известного в узких кругах Казахстанского раввина Шаи Коэна.

Собственно, мое «и раскрылись глаза их…» началось с общения с Моше Довидом. На какие-то вещи он мне тогда раскрыл глаза. Одно из его любимых выражений было: «есть люди, у которых гимел тамуз – это самый большой праздник. Почему? Потому что после гимел тамуз у них появилась возможность делать все, что они хотят, и называть это – «волей Ребе».

Если даже при жизни Ребе многие его просьбы и даже распоряжения и конкретные указания не исполнялись, то тем более – после его смерти!

Сегодня в Хабаде под красивые лозунги «Ребе жив» – делаются отнюдь не такие красивые вещи. Реально – каждый делает, что он хочет. Я не знаю, что бы изменилось, если бы вдруг сегодня перестали бы кричать, что Ребе жив, однако есть несколько областей, где этот подход, на мой взгляд, особенно разрушителен, и это – область воспитания и область баалей тшува.

Растет новое поколение, которое «не знало Йосефа». Растет на вере, не имеющей никакого отношения к действительности. Соответственно, растет поколение с «двойной моралью» – есть то, что говорят, и есть то, что думают. Если еще для хасидов, которые видели Ребе при жизни, и у них был личный контакт с Ребе – «гискашрус» также после исталкут имеет смысл и значение, то какой смысл и значение имеет «гискашрус» для детей и молодежи, которые никогда не видели Ребе вживую? Гискашрус с видео? Гискашрус с фото?

Иудаизм появился на свет не сегодня и не вчера (хасидизм, кстати, тоже). Есть какие-то нормы, из поколения в поколение уже три тысячи и больше лет. Моше рабейну был великий человек, но пришло его время уйти из мира – и Йегошуа пришел ему на смену. Почему был недостаточно «гискашрус» с Моше после его смерти, зачем нужен был Йегошуа? Писание отвечает – Моше рабейну обращается к Вс-вышнему: «איש על העדה אשר יוציאם ואשר יביאם ולא יהי’ עדת ה’ כצאן אשר אין להם רועה»   — «Да поставит Вс-вышний, Б-г духов, человека над общиной, который выведет их и который введет их, и да не уподобится община Вс-вышнего стаду, у которого нет пастуха».

Эта фраза – ключ, настолько очевидный, что, по идее, даже не стоит об этом говорить. Однако в нашем поколении самые очевидные вещи иногда перестают быть очевидными.

Первое, что бросается в глаза в этой фразе, это «который выведет их и который приведет их». Другими словами, обществу, народу, нужен руководитель. Реальный, физический, из плоти и крови. Не «дух» руководителя – а живой, реальный, руководитель. Не руководитель «из Мидраша». Это, если хотите, роль руководителя (Ребе) как общественного деятеля, как предводителя народа в целом.

Собственно, сам Ребе так и относился к своему руководству, как к «ногам и рукам» предыдущего Ребе, поскольку «мой тесть и учитель находится в мире истины…»

Второе: без руководителя народ уподобляется «стаду без пастуха». Моше рабейну называется «роэ Исраэль», пастырем Израиля. «Пастух» («пастырь») – это, на языке хасидизма, «ашпаа пнимит», т.е., опуститься на уровень каждого и каждого, и дать каждому то, что ему лично конкретно нужно. Здесь Ребе – это личный учитель каждого, к которому можно обратиться с личным вопросом, ответ на который невозможно почерпнуть из книг, и получить личный, соответствующий корню твоей души, ответ.

Эти две функции – как предводителя народа (или части народа, движения внутри народа, если брать хасидут Хабад) и как личного учителя каждого – это были две главнейшие функции Ребе.

Понятно, что здесь есть связь «сверху вниз» и связь «снизу вверх». Даже если мы скажем, что «сверху вниз», со стороны Ребе – «нет никакого изменения», и «пастырь Израиля не оставит свое стадо», но – стадо не способно видеть своего пастыря в небесах. Стаду нужен реальный живой пастырь с палкой в руках. Это – по первой части.

По второй части – то же самое. Мысль о том, что Ребе думает обо мне наверху – помогает и поддерживает. Но я – снизу, в своем положении внизу – у меня нет никакого выхода наверх! Мне нужен человек, у которого я могу спросить совета и помощи в моей ситуации здесь  внизу! И когда мне говорят, что в «игрот» можно получить ответ на любой вопрос – это обман, самообман, и попросту элементарная безграмотность в основах хасидизма! А самое главное – что тем самым я хожу по замкнутому кругу и никак не решаю своих проблем!

Хорошо, что изменится, если мы «официально» признаем факт того, что Ребе уже не находится с нами?

Известно, что «знание болезни – половина лечения». Когда человек знает, что он болен – организм мобилизует все свои силы, чтобы побороть болезнь. Но если человек убедит себя, что его болезнь не так опасна, или вообще он здоров, его болезнь может стать смертельной.

То же и в нашем вопросе. Признать, что Ребе больше не находится с нами – это непросто. Это машбер, это духовный кризис, это крушение основ. Мы были воспитаны на вере, что в нашем поколении прийдет Мошиах. Мошиах не пришел, значит, Ребе ошибался?

Во-первых, кто сказал, что Ребе не может ошибаться? Моше рабейну мог ошибаться, Давид а-мелех мог ошибаться, а Ребе – нет? Если кто-то всерьез так считает – это уже не иудаизм, это уже что-то другое… Во вторых и главное: Ребе может отменить «правила игры» Вс-вышнего? Ребе устанавливает Вс-вышнему «правила игры»? Да, «Вс-вышний постановляет и праведник отменяет» – но все это – «беэравон мугбаль», до определенной степени. Моше рабейну тоже хотел войти в Эрец Исраэль? И что же? У нас есть целая глава в Торе, начинающаяся словами «И упрашивал Вс-вышнего» – Хазал толкуют эту фразу, что Моше молился 515 молитв, чтобы войти в Эрец. И что же: Вс-вышний сказал – нет.

Для чего Тора об этом нам говорит? Чтобы научить нас простому правилу – «эйн шлита бейом а-мавет» – «нет власти в день смерти», каждому праведнику приходит время уйти из мира, и никто не может отменить этот закон, даже «отец пророков», Моше рабейну.

Для Моше не было сделано исключения, а для Ребе – да? Хевре, куда мы попали? Какую религию мы исповедуем? Наша религия называется «Торат Моше», и если для ее родоначальника нет исключения – ясно, что нет исключения ни для одного из его последователей!

Меня конечно, сейчас спросят: «но ведь в такой то сихе говорится так-то и так-то, а в такой-то – то-то и то-то». Да, говорится. Чтобы понять, что говорится – нужно проучить очень много сихот, чтобы понять стиль Ребе, а не просто вытащить одну фразу из контеста и построить на ней целую теорию. Есть стиль, как Ребе говорит на фарбренгене, и есть стиль, как Ребе отвечает людям в письмах. И это два разных стиля. Мы говорим сейчас, как вести себя на практике, а не как вести себя на фарбренгене. На фарбренгене – Ребе жил, Ребе жив, Ребе будет жить – у меня нет никакой проблемы с этим. В жизни – мне  нужен человек, с которым я могу советоваться, которому я могу задать вопрос и от которого я могу получить ответ, от которого я могу получить «ашраа», какое-то воодушевление и силы, чтобы исправить то, что я должен исправить и сделать то, что я должен сделать в этой жизни.

Фарбренген рано или поздно кончается. Или, сказать еще жестче, «проснись она уже ушла…» (я не буду приводить здесь этот грубый анекдот, кто понял, тот понял). Тот балаган, который сегодня происходит в России, когда десятки миллионов долларов еврейских денег идут непонятно на что, под громкими лозунгами о «шлихуте», то, что сегодня происходит в Израиле, когда «бейт Хабад» превратился в наследственный удел в некоторых городах – это прямое следствие того, что «Ребе жив»… и можно делать что угодно, и никто не может раскрыть рот и сказать что-то вслух. Если есть в Хабаде сегодня несколько здравомыслящих людей – их голоса не слышно.

Недавно был «кенес шлухим». Я зашел на несколько хабадских сайтов – посмотреть фотки. Красивые фотки, ничего не скажешь, немалые деньги были потрачены на то, чтобы «показать товар лицом». Сказать одним словом, однако – у меня так и вертелось на языке «меруцим меацмам». Самодовольство, по-русски. В хасидуте, «меруце меацмо», «самодовольство» – это считается почти как авода зара, почти идолопоклонство… Должен же быть какой-то предел самодовольству и самовосхвалению.

Мне приходится много общаться с нашим равом. При всех его несомненных достоинствах – есть какой-то барьер, есть какой-то предел, которых этот, во всех отношениях достойный человек и рав не способен преодолеть. Не способен снять «розовые очки», не способен по-настоящему трезво взглянуть на действительность. Не способен выйти из «облаков славы», из «макифа Ребе», выйти из этого «вечного фарбренгена» Хабада. Соответственно, предлагаемые меры – это полумеры, это не решает никаких проблем, только временно снимает симптомы болезни, загоняет ее «под ковер». Если даже лучшие раввины и машпиим в Хабаде так выглядят так – что же говорить про «средний уровень»? А молодежь из Хабада продолжает уходить – не помогают никакие меры защиты.

В Ликутей Тора есть место, где галут сравнивается с беременностью, и Алтер Ребе подробно анализирует эту аналогию. Общий смысл там – что все, что должно идти «через голову» – дыхание, питание и т.д. – идет «через живот». Соответственно, мозг и сердце не действуют по-настоящему.

Что я хочу сказать? Хабад сегодня – это «состояние беременности», Хабад сегодня выживает (и может еще долго выживать) на уровне «инстинктов», на уровне заработанных поколениями хасидов моральных качеств, на уровне «вортов», «сипурим», «обычаев» и т.д. Но лидера, который может поставить цель, показать, как достичь цели, и потребовать ее достичь – нет. А если есть – его голос не слышен, и даже мысль о том, что сегодня нам нужен живой реальный лидер – воспринимается в штыки и кажется «кфирой» для среднего «ортодоксального» хабадника.

Соответственно, в тех областях, где можно продолжать делать по-старинке, где можно продолжать двигаться на «автопилоте» – все, по крайней мере, внешне, выглядит благополучно. Но там, где требуется острый и ясный ум, воля лидера, концентрация усилий – там Хабад терпит поражение за поражением.

Я уже как-то писал об этом, и буду продолжать писать об этом. Какая логика в том, что в России – в город, где живет с трудом тысяча евреев – посылают шалиаха, дают ему зарплату и бюджет, строят синагогу и т.д., а в Израиле – в городах, где есть десятки тысяч «русских» на это нет ни копейки? Ответ известен: «Ребе жив – следовательно можно делать что хочется». Нет воли, распределяющей средства и ставящей приоритеты. Соответственно, кто «урвал» больше денег – тот и круче всех. Это – Хабад? Есть что-то подобное еще где-то? Я это с трудом себе представляю. В той же России – почему в города, где нет никакой перспективы для еврейства – вкладываются сотни тысяч долларов, а в два по настоящему крупных центра, Москву и Питер – деньги вкладываются без мозгов, все пытаются взять количеством а не качеством? Количество «шлухим» в Москве перевалило уже за сотню семей – легко посчитать, сколько денег это стоит. За десять процентов этих денег можно было бы поднять всю хабадскую работу с русскими в Израиле. Но даже мысль об этом никому не приходит в голову. Мы нашли этих «гвирим», мы их «прикормили» – значит, они наши… Уровень мышления, извините за сравнение, преступной группировки. В какой еще стране мира может быть «шлиах», который не знает местного языка? В России – элементарно! Баал тшувы вообще не нужны – они только создают проблемы. Еще потребуют себе «кусок пирога»!

Сейчас, потихоньку, Днепропетровск начинает переигрывать Москву по части гвирим. Боголюбов, говорят, потратил 50 миллионов на Хабад в прошлом году. Какая часть этих денег пошла на монументальные строения, какая часть пошла на финансирование «Мерказа», и какая часть была потрачена на реальные дела? Я не в курсе деталей, но мне кажется, израильский Хабад, и особенно русский израильский Хабад – не получил ничего от Боголюбовских миллионов.

Гуманитарные и строительные проекты пользуются большой популярностью – о них легче отчитываться гвирим, на них легче получить деньги. Зато когда заходит речь об издании какой-то книги по хасидизму – на это денег нет и не будет. А зачем? Мы и так лучше всех, круче всех, и правильнее всех, и больше всех преданы Ребе и его делу. Пусть эти «русские» баал тшувы не лезут к нам со своими советами и своими представлениями, что такое Хабад, и что такое хасидизм, и что такое Ребе. Это не их дело, и вообще это не их страна…

Это то, что Хабад должен делать? Это больше некому делать? – Такие вопросы никто не задает, хотя Ребе ставил эти вопросы и давал на них четкие ответы, что Хабад должен заниматься тем, чем больше никто не занимается – приближением евреев к еврейству, а не конкурировать в области бесплатных пайков и гуманитарной помощи.

В израильском Хабаде еще лучше. Аронов ухитрился переругаться с «сильными мира сего» в России и поэтому российским еврейским деньгам путь в Израиль заказан. При ЦаХе есть «русский» отдел, он занимается в основном концертами и изданием еженедельного листка. Разговаривать там не с кем и не о чем. Денег там нет, и воли что-то делать и менять тоже нет. Есть пара «русских» хабадских организаций в Израиле, никем не финансируемых, есть еще Хама и Шамир, собирающие деньги на русских и непонятно на что их тратящая, вот и все, что есть на два миллиона «русских» в Израиле, о которых Ребе в свое время кричал, что от того, что этим русским помогут сделать тшуву – зависит приход Мошиаха.

Уровень образования и воспитания в собственных хабадских учебных заведениях – это притча во языцех. Есть считанные школы и ешивы, где есть сильные директора, и хоть как-то держат планку. Средний же уровень – ниже всякой критики. Масса молодежи уходит, и никто не может и не хочет дать честный ответ на вопрос – что причина этого – низкий уровень образования и воспитания, что, в свою очередь, является следствием низкого уровня преподавателей, отсутствие должного контроля за подбором и подготовкой кадров, за тем, что происходит в ешивах и школах. Все, что является нормой во всех остальном, как светском, так и религиозном мире – в Хабаде это только пока мечты.

Собственно, то, что сегодня происходит в России – прямое следствие Хабадской системы образования в Израиле. В Хабадских школах и ешивах сегодня не учат «дерех эрец», который «предшествует Торе». Элементарно быть человеком, элементарно смотреть на другого как на человека, элементарно быть способным понять чужое, отличное от твоего собственного, мнение – это вообще не в почете сегодня в Хабаде. Этому не учат. Учат – «мы круче всех», «мы – правильнее всех», «Ребе, Ребе, Ребе» и еще раз «Ребе, Ребе, Ребе». Вс-вышнему вообще нет места, есть только Ребе. Причем здесь Ребе вообще? Ребе мало говорил о том, что надо быть людьми? Что надо верить во Вс-вышнего?

Я уже не говорю об общем уровне образования, общем уровне подготовки, общем уровне развития интеллекта, я бы сказал. Дебилизм процветает и торжествует. Неподготовленные и непрофессиональные учителя растят неподготовленное, непрофессиональное, неграмотное поколение, не уважающего никого, кроме «своих» в самом узком смысле – своей семьи, своих родственников, своего «клана». Я не говорю – есть исключения, хабадские дети вообще – это хороший «материал», в руках опытного педагога из них бы вышли блестящие молодые люди. Но – увы, выходят наглецы и хамы, презирающие всех и вся, умеющие только кричать безумные лозунги.

«Машпиа» со стаканом в руке вместо флага, кричащий в пьяном угаре безумные откровения и спаивающий молодежь – вот сегодня типичное хабадское «воспитание»… Можно подумать, Ребе это придумал.

Потом эти люди едут в шлихус, становятся лидерами общин. Еще раз – есть исключение, есть яркие личности и среди «русских» шлухим – но все это вопреки системе, а не благодаря ей.

Вывод – уже был сформулирован выше. В отсутствие сильного волевого лидера (не важно индивидуального или коллективного), в отсутствие признания самого факта необходимости такого лидера – реально «организм» Хабада распадается на «губернии» и «волости», в каждой губернии – свой князь, первая забота которого – не допустить в губернию конкурентов, и задушить любой свободный голос и любую независимую силу. А что происходит с движением в целом, что происходит с критически важными для системы в целом проектами, что происходит с Эрец Исраэль, с еврейством в целом наконец – не интересует никого. А зачем? Ведь Ребе жив –значит, можно открыть игрот на любой странице, получить замечательный ответ, и снова упасть в беспробудный сон до рассвета…

[1] Я часто повторяю это в частных беседах, что, судя по впечатлению, сложившемуся у меня от прочтения множества писем Ребе – это был удивительно «прагматичный» руководитель и учитель, что называется, «крепко стоящий ногами на земле». То, что при этом Ребе еще «упирался в небо» – это масштаб личности, но в качестве руководителя движения – Ребе был прагматичным и успешным руководителем и лидером, и также прагматичным и эффективным советчиком для тех, кто обращался к Ребе с вопросами. Тем более огорчителен тот факт, что сегодня Хабад превратился в движение полувменяемых «наркоманов», ссылающихся на наиболее «крайние» выражение Ребе, и совершенно не желающих видеть «среднюю линию» указаний Ребе. Очевидное соображение: есть вещи, о которых Ребе сказал один раз или два раза, или о которых Ребе говорил на фарбренгене и потом не хотел, чтобы это помещали в «официальную» версию его выступления, и есть вещи которые Ребе требовал постоянно, возвращаясь к ним от фарбренгена к фарбренгену, от письма к письму. «Почему-то» те вещи, которые Ребе требовал явно и постоянно – оказались забыты и в тени, а вещи, о которых Ребе говорил однократно или двукратно, или которые можно «выучить» из того, что говорил Ребе – стали в современном Хабаде основой основ. Банальный пример: Ребе нигде не пишет «лемаасе» что нужно пользоваться «игрот», Ребе только один или два раза рассказал историю о том, как хасидим, находящиеся в экстремальной ситуации, когда невозможно было связаться с Ребе, и нужен был срочный ответ, получали ответ из какой-то святой книги. О том, что из этого нужно делать «основу иудаизм» Ребе, понятно, не говорит ни слова. И тем не менее, сегодня «Игрот» – это «основа основ» связи с Ребе после исталкут. С другой стороны, то, что Ребе говорил явно и открыто, что «асе леха рав» («сделай себе учителя») и называл это основой основ, и говорил, что это его «личная просьба» – находится в тени, и есть множество людей, для которых «сделай себе учителя» – это ни к чему не обязывающая вещь, а вот игрот – это все! Очевидно, из игрот можно, с известной долей фантазии, выучить все что угодно, и нет предела. Есть еще «вменяемые» хасиды игрот, которые, по крайней мере, спрашивают своего раввина или машпиа, как понимать тот или иной ответ Ребе, но есть большая часть «беспредельщиков» которые все учат из игрот сами… Это не значит, что «игрот» не работают. Работают, но это – не тот фундамент, на котором можно строить вменяемое движение в целом и вменяемую жизнь индивидуума в частности.

Есть еще один, также достаточно характерный пример. Ребе был резко против обсуждения «личности» мошиаха. Говорите о Мошиахе вообще, а не о конкретном «кандидате» на должность мошиаха в частности – требовал Ребе. И тем не менее, хасиды, как всегда, а точнее, «шпиц хабад», считают, что они «лучше самого Ребе» знают, что Ребе «на самом деле» имел в виду, и сегодня утверждение, что Ребе – Мошиах – стало, можно сказать, «вывеской» движения. К чему это привело? К тому, что сегодня Хабад – «мукцэ махмат миус» для многих вменяемых религиозных людей. Это то, чего хочет Ребе? В одном из последних номеров Кфар Хабада было интересное интервью с человеком, в тридцатые годы учившемся в ешиве Томхей Тмимим в Варшаве. Мне бросилась там в глаза одна фраза: «Ешива Томхей Тмимим в Варшаве считалась одной из самых престижных ешив, и было очень трудно туда попасть, и многие способные молодые люди из нехабадских семей стремились попасть туда учиться». Сегодня кто-то скажет такое всерьез про какую-то Хабадскую ешиву?…

Фарбренген продолжается…

Есть одна область, где последствия того балагана, который есть сегодня в Хабаде – особенно разрушительны. Эта область – баалей тшува.

Начнем с того, что Хабад сегодня, как целое, не ориентирован на то, чтобы «делать» баалей тшува (это при том, что Алтер Ребе видел свою особую заслугу в том, чтобы «делать» баал тшув, при том, что вся идея «седьмого поколения» – это «Израиль будет избавлен только в заслугу тшувы» и т.д.).

Почему?

Во-первых, чтобы «делать» баалей тшув – нужно самому быть «баал тшува». Человек, который не работает над собой, не ищет глубины в себе самом – не способен сдвинуть другого. Чтобы сдвинуть другого с места нужно сначала произвести аналогичный сдвиг внутри себя – это правило – основа основ воздействия на другого человека. Соответственно, шалиах, не приученный к душевному самоотчету и самоанализу – у него нет душевной энергии, достаточной для того, чтобы изменить душевное состояние другого еврея.

Второе – «делать» баал тшув – невыгодно. На этом сегодня не заработаешь деньги.

Однако, количество баал тшув на «русской» хабадской улице так мало, что ни первое, ни второе объяснение недостаточны для того, чтобы объяснить столь малое количество баал тшув. Поэтому, как это ни грустно, приходится признать, что правы те, кто говорят, что это не ошибка и не упущение, а сознательная политика – баал тшувы сегодня Хабаду не нужны. Баал тшувы – это проблемы, это люди, с которыми нужно потом считаться, это люди, которые прийдут потом со своим видением проблем – и это никому не нужно. Это звучит дико, но увы, у меня нет другого объяснения происходящему.

Однако, несмотря на все усилия официального Хабада, определенное количество людей (снова – я говорю про «русскую» улицу – что происходит на других «улицах» – пусть об этом пишут другие). Что же происходит с этими, несмотря на все усилия вернувшимися в тшуве, и оставшимися в Хабаде молодыми людьми?

Первое, что с ними происходит, что они чувствуют себя никому не нужными. На этапе «кирув» они еще как-то интересовали своего «шалиаха», но в тот момент, когда они стали религиозными – они уже никого не интересуют.

Как они должны строить свою жизнь, как они должны строить свои семьи – это всех интересует «вообще» и никого не интересует в частности. После нескольких (или нескольких десятков) лет общения и болтания по хабадским кругам и кампаниям немало молодых людей приходят к выводу, что все это блеф, что в Хабаде вообще некого слушать, и или покидают Хабад, или вообще сфраиваются, или остаются религиозными чисто внешне, приобретая толковые светские профессии (не самый худший вариант).

Те же, кто остаются в Хабаде, и остаются по-настоящему, не только внешне – у них другая проблема: тшува, как любое резкое изменение в жизни человека – это, прежде всего сильнейший стресс. Кашрут, шаббат, мицвот, обрезание и т.д. – это сильнейшие стрессообразующие факторы. Баал тшува в начале своего пути – это, как правило, человек с неуравновешенной психикой. И тут многое, если не все, зависит от того, в какие руки он попадает. Если он попадет в руки вменяемого рава или машпиа (которых очень мало, увы), понимающего психологию баал тшув, понимающего, что баал тшува по определению витает в облаках – он начнет постепенно опускаться на землю и приходить в себя.

Если же он попадет в руки обычного машпиа или обычного рава – то лозунги «Ребе жил, Ребе жив, Ребе будет жить» – окончательно разрушают итак не очень твердое психическое равновесие. Фактически человеку говорят: все, что ты видишь своими глазами – это иллюзия. Правда – это то, что написано в такой-то сихе (точнее, в той интерпретации, которая дается той или иной сихе, но об этом машпиа, как правило, умалчивает, или по природной скромности, или по природной неспособности различить между сихой Ребе и его собственной интерпретацией). Баал тшува это и так человек, у которого граница между реальностью и иллюзией достаточно шатка, а тут – у него вообще выбивают почву из под ног. Значит, себе верить нельзя, своим глазам, ушам и т.д. верить нельзя, можно верить только тому, что сказал тебе твой машпиа или рав, что Ребе имел «на самом деле» в виду. В принципе, это уже клиника. Но это тоже еще не все. Чтобы идеи «Ребе жив» действовали лучше – в Хабаде изобрели прекрасное средство – хасидский фарбренген, сопровождающийся обильным употреблением алкоголя. Значит, реальность итак зыбка, плюс еще «Ребе жив», и не верь глазам своим, и в завершение – еще сто-двести и более грамм, употребляемых по любому поводу и без повода… И этого тоже мало – сегодня в Хабаде очень популярна теория, что «мозги – это вообще клипа», «ударь по мозгам и выйдет йехи» и т.д.

Понятно, что после такого прессинга сознания выживают лишь немногие, а остальные остаются с в той или иной степени искаженной психикой.

По моим наблюдениям, если большинство религиозных с детства молодых людей в Хабаде вполне психически здоровы и даже излишне прагматичны, ибо приучены с детства «фильтровать базар» и не воспринимать лозунги излишне серьезно, то очень большая часть баал тшув попросту неадекватны.

Когда подходишь к молодому человеку, которому уже хорошо за 35 лет, и спрашиваешь его  – «что с твоим шидухом»? И слышишь в ответ: «я получил ответ в игрот, что я должен укреплять свой битахон (веру) во Вс-вышнего»… А есть еще «круче» – им уже за 50, и они считают, что нужно сначала выучить софрут или другую еврейскую специальность, а потом уже жениться… А дальше есть самый интересный вопрос – на ком жениться? Кто расскажет молодому человеку, как идти на шидух? И т.д. и т.п.

Еще раз – состояние многих людей, после многих лет болтаний и поисков – что нет истины, и негде ее искать, и не на кого опереться, и как результат – отчаняние, опустить руки, и жить как живется…

Доплывают до другого берега единицы. Мне повезло – я доплыл. Сначала я доплыл до Рховота, где встретил рава Глуховского, первому в моей жизни хабадскому раву, который просто воспринял меня всерьез, и начал объяснять (на уроках, на фарбренгенах, в личных беседах, и просто постоянная эмоциональная поддержка на протяжение нескольких моих первых лет в Рховоте) основы основ того, как строить свою жизнь (после почти 30 лет тшувы…), как воспитывать детей, как не строить несбыточных планов и не пытаться вернуть то, чего уже не вернешь, но – сосредоточиться на том, что можно и реально и осуществимо сделать. При том, что рава Глуховского многие считают «мешихистом» – я очень мало слышал от него лозунгов, зато я очень много слышал от него, что надо укреплять семейный мир, что надо интересоваться воспитанием детей, вообще больше внимания уделять семье, что надо иметь нормальную парносу и т.д. и т.п. То, что он «вычислил» с самой первой нашей встречи, что у меня есть сайт на русском языке и на протяжении уже больше трех лет постоянно требует от меня продолжать заниматься этим проектом и развивать его дальше, при этом рассчитывая только на собственные силы и на помощь Свыше – было и остается для меня загадкой и «мойфес Ребе», если хотите.

Я, правда, по разным причинам и обстоятельствам «поплыл» дальше, и приплыл к «берегу» рава Ицхака Гинзбурга. Что сказать? Я встретил рава, машпиа, просто человека, масштаб личности которого и адекватность которого превосходит все, с чем я сталкивался до сих пор. В конечном счете, Вс-вышний управляет миром, и Ребе дает свое благословение и силы идти вперед, но – от баалей тшува слишком многое зависит в этом мире чтобы их путь был легок и прост. «Израиль будет избавлен в заслугу тшува» – если несколько баал тшув «доплывут до берега» – прийдет Мошиах. Поэтому на их пути стоят все мыслимые и немыслимые  проблемы[1].

Поэтому я хочу сказать «плывущим» и тонущим: хевре, не теряйте надежды, можно доплыть до другого берега, есть еще в Хабаде свет и тепло, можно еще найти в Хабаде рава и машпиа, «кто ищет – тот найдет».

==================================

[1] На днях прочитал у рава Гинзбурга: «манhиг – буквы гейhином» (מנהיג אותיות גיהנם) – каждый настоящий руководитель Израиля проходит «гейином» на своем пути см. там. Вообще рав Гинзбург считает, что все зависит от баалей тшува, а «геборене» – это только фон, на котором разыгрываются события.


После фарбренгена: системный кризис

Моя последняя статья породила несколько недоуменных и гневных откликов, дескать, я клевещу на Хабад, и я решил пояснить некоторые моменты.

Главный момент, который я хотел бы еще раз пояснить и подчеркнуть: здесь не идет речи о кризисе отдельных элементов (это отдельная тема), речь идет именно о системном кризисе, кризисе системы в целом, не исполняющей своей функции и распадающейся на отдельные элементы в отсутствие единой воли и единого мозга.

Подобно человеку, впавшему в состояние «клинической смерти» – физически он еще жив, сердце бьется, легкие дышат, органы пищеварения тоже работают. Но духовно он мертв, он не движется, не исполняет своей функции как человек.

У нашего рава Глуховского есть такая присказка, которую он повторяет от имени Зуши Партизана: «не будь как курица после шхиты». Курица после шхиты умирает не сразу, она еще какое-то время дергается, но эти дергания беспорядочны и бессмысленны, ибо лишены направляющей воли и направляющей мысли.

Это то, что происходит сегодня в Хабаде: отдельные узлы вполне сохраняют свою работоспособность, и даже наоборот – развиваются даже очень успешно – за счет всего остального организма, получая от всех и не отдавая никому. Но они не нацелены на исполнение общей миссии и общей цели – ибо такая общая миссия и общая цель может исходить только от общей сильной и направляющей воли и мысли.

Я одно время работал программистом на фирме. Знаете, что будет делать программист, если его начальник не очень разбирается в программировании? – Он будет разрабатывать программу, которая интересна ему самому. У него при этом будет куча объяснений, почему именно эта программа нужна фирме. Но на самом деле – это просто ему интересно. Помните классическую формулу – что такое наука? Это удовлетворение собственного любопытства за счет государства…

И не идет речи о том, что это – плохой программист. Наоборот, может быть даже очень хороший. Но – если над его головой нет начальника – он будет делать то, что интересно ему, интересно его отделу, но никак не то, что интересно «фирме» в целом.

Еще раз – здесь нет «наезда» или сведения счетов с кем бы то ни было. Любые системы работают по одним и тем же принципам. Каждый узел имеет свой «кетер» («корону»), свою высшую ценность и свою цель, и в отсутствии «кетер» («короны») более высокого уровня, он будет обслуживать собственные интересы. Поскольку выживаемость и «плодиться и размножаться» – это самые сильные инстинкты любого живого организма, логично заключить, что также любой отдельный узел на уровне своего «кетер» хочет, прежде всего, выжить и распространиться как можно шире. Для этого существует «кетер» более высокого уровня, чтобы ограничить распространение каждого отдельного узла или органа, и заставить работать их на единую цель. Как только «тонус», поступающий из «головы» – ослабевает – система сразу начинает распадаться на узлы. Это закон жизни, я не думаю, что тут могут быть исключения.

Мы видим это на примере израильского общества: харейдим хотят, чтобы были только харейдим, и хотят только получать и ничего не отдавать. Хилоним хотят, чтобы были только хилоним, а харейдим им представляются «врагами человечества». А арабы хотят сбросить и тех и других в море, также ничего не отдавая обществу. Требуются сильные государственные структуры, чтобы сдерживать и уравновешивать стремления тех и других и приводить и тех и других к какому то приемлемому общему знаменателю. При этом все недовольны, все ругают правительство, но, тем не менее, «молись за здоровье правительства, ибо, если бы не страх перед ним – люди бы сожрали бы друг друга живьем».

Если же «правительство» ослабевает, или у него не достает воли и твердости – начинается балаган, и проигрывают буквально все.

Это в точности то, что происходит. Отдельные общины и структуры откровенно жируют – без всякой пропорции. Тратят на собственное жизнеобеспечение непропорционально большие суммы, а проекты, направленные собственно на русских евреев, на которые, на самом деле, выделяются и жертвуются деньги – остаются без финансирования или финансируются по остаточному принципу. Никому ни в чем не отчитываются – а зачем? Сами ставят себе цели, сами проверяют их выполнение, сами себя за это благодарят и награждают. Это в точности эффект фирмы, оставшейся без директора.

Будем откровенны – эта ситуация возникла отнюдь не после гимел тамуз. Если в 50-е годы Ребе непосредственно держал «руку на пульсе» – и еще каким то образом сдерживал весь этот балаган, то, чем старше становился Ребе, чем больше разрастался Хабад, тем меньше Ребе вмешивался в непосредственное текущее управление, и тем больше становилось балагана. Авторитет Ребе оставался, правда, последней надеждой обманутого и притесненного, но не более того. Поскольку невозможно объять необъятное, по-видимому, на определенном этапе Ребе выбрал для себя чисто духовную деятельность, делегировав управление созданными организациями тем или иным структурам.

Про Алтер Ребе пишут, что он был «מצביא נפלא» – «блестящим организатором». Совсем не факт, что все рабеим – такие же блестящими организаторами. Лидер и организатор – это совершенно две разные, противоположные по своей сути, должности. Ребе был блестящим лидером, но при этом совершенно не желал быть завхозом Хабада. Тем не менее, он десятки лет исполнял эту миссию.

Почему при жизни Ребе не было создано адекватных управляющих структур? Хороший вопрос. Наверное, потому, что Ребе всегда отдавал приоритет задачам краткосрочным перед задачами долгосрочными. Ребе постоянно видел перед собой «горящий терновый куст», и, когда ты видишь пожар – ты не думаешь о создании системы противопожарной безопасности.

Почему рядом с Ребе не нашлось достойных организаторов? Тоже хороший вопрос. Возможно, сила личности Ребе настолько подавляла, что никто так и не смог стать по-настоящему «секретарем» а не «хасидом», внести порядок в хаос Любавичей. Требуется большая сила воли, чтобы, находясь рядом со столь сильным лидером, не «раствориться» в его макифе.

Не будем забывать, что Ребе взял на себя бразды правления в 1950 году – в ситуации откровенно форсмажорной. И в этой ситуации он выстроил «империю» мирового масштаба, буквально подняв Хабад из руин, организовав, вдохнув дух и волю к действию.

С другой стороны, однако, ясно, что принципы, заложенные в систему в 50-е годы, так и не претерпели коренного изменения ни в 60-е, ни в 70-е, ни тем более в 80-е годы, когда самому Ребе уже было за 80 лет.

Система переросла саму себя, и наступил системный кризис. Наступил, как мы уже сказали, задолго до гимел тамуз. Все, что мы наблюдаем сегодня – родилось перед гимел тамуз.

Но после гимел тамуз появилась абсолютная свобода толковать указания Ребе как угодно и как выгодно. И тут уже последние проблески логики и разума начали угасать, и система начала распадаться на куски, империя начала распадаться на отдельные страны.

Общей проблемой, как мы уже говорили, является отсутствие осознания критичности ситуации, никто не видит «горящий терновник», все продолжают мирно спать, убаюкивая себя лозунгами «Йехи», «Машиах сейчас» и т.д. и т.п.

Нужно не кричать, а действовать. Судьба 200 лет движения Хабад, семи поколений Рабеим Хабада находится сегодня в руках каждого из нас – как Ребе сказал в своей знаменитой сихе 28 нисана 5751 – » Единственное, что я могу сделать – передать это вам: сделайте все, что в ваших силах». Если Ребе отдал это в наши руки – в руки каждого из нас – значит это в наших силах, и нужно сделать «все, что в наших силах».

Нам нужен сегодня “новый Хабад и новый Ребе”

Сразу предупреждая возможные обвинения в отходе от «ортодоксального» Хабада, я хочу сразу оговориться, что в данной статье я всего лишь хочу высказать возможный ход рассуждений относительно сегодняшней ситуации в Хабаде, ни в коем случае не навязывая свое мнение кому бы то ни было. Это всего лишь мысли вслух.

Я также не претендую на «копирайт» изложенных здесь идей, я вполне могу оставить его раву Йегошуа Мондшайну, чьи статьи[1], по сути, служат основой того, что здесь будет далее говориться[2].

Короче, все здесь излагаемое – это личное мнение автора и на его совести. Если у кого-то есть что сказать по сути, без ругани и аргументированно – готов опубликовать здесь на блоге.

В общем, я хочу сказать следующее.

Рав Мондшайн в своих письмах (см. сноску выше) убедительно доказывает, что нет принципиальной разницы между ситуацией «седьмого поколения» и ситуацией пятого и других поколений Хабада.

Рав Мондшайн блестяще критикует позицию «мешихистов», но при этом он останавливается на полпути, ничего не предлагая практически. Собственно, учитывая то, что эти письма были направлены лидерам «мешихистов» – трудно ожидать, чтобы рав Мондшайн предлагал что-то в духе того, о чем здесь будет идти речь. Однако, сказав «а», нужно сказать «б».

Всегда хасиды хотели Мошиаха, всегда хасиды верили, что их Ребе будет Мошиахом, и также сам Ребе говорил об этом, но после того, как, по тем или иным причинам, это не происходило – хасиды были достаточно умны и прагматичны, чтобы искать нового лидера, который поведет дальше свое «стадо».

Собственно, такое поведение мы учим от Моше рабейну. Когда все его усилия войти в Эрец не увенчались успехом – он просит у Вс-вышнего назначить «человека над общиной» и т.д.

Не вдаваясь в подробности о том, как вера в то, что Мошиах прийдет сегодня, стыкуется с назначением нового лидера[3] – достаточно ограничиться тем, что такова была реальная практика иудаизма на протяжении тысячелетий, и практика хасидизма на протяжении его трехсотлетней истории – если у Ребе был сын, достойный стать его преемником – хорошо, если нет – искали другого, более достойного.

Известно, что после исталкут Баал Шем Това в течение первого года обязанности лидера исполнял его сын, но через год он сказал, что отец пришел к нему во сне и сказал передать свои полномочия Магиду.

У Магида было, как известно, 60 учеников, и после его смерти движение хасидизма разветвилось на множество течений – очевидно предположить, что это было следствием того, что не было одного, очевидного для всех, преемника Магида, и в отсутствие такого преемника – движение раскололось, каждый из учеников создал свое направление, и в таком виде хасидизм благополучно досущестовал до нашего времени. Собственно, именно множество «дворов» и направлений породили то замечательное разнообразие идей и подходов, отличающие хасидизм.

Также в дальнейшей истории даже собственно Хабада мы видим, что не всегда было очевидно, кто будет следующим преемником. После смерти Миттелер Ребе было совсем не очевидно, что его зять, Цемах Цедек, должен быть преемником. Есть целая история о том, как старейшие хасиды уговаривали его принять руководство.

То же – после смерти Ребе Могараша – прошло, если я не ошибаюсь, 11 лет после его смерти, когда один из его сыновей, Ребе Рашаб, окончательно принял на себя руководство. Все эти годы было не ясно, или Ребе Рашаб, или же его старший брат, должны возглавить движение.

Также после смерти Ребе Райаца – мнения, кто должен принять руководство – как известно, разделились. Достаточное количество хасидов (в том числе, как известно, супруга Ребе Райаца) считали, что старший тесть, Гурарье, более достоин принять на себя бремя руководства. Собственно, она так никогда и не признала руководства Ребе, как известно.

Понятно, что здесь нет речи о том, кто был более достоин[4]. Речь лишь о том, что никогда не было в таких вопросах ясности и однозначности, и всегда требовались определенная отвага и решимость, и самое главное – понимание, что без лидера движение прекратит свое существование – для того, чтобы найти и «короновать» следующего Ребе.

В предыдущих поколениях находились в Хабаде ответственные люди, понимавшие свою ответственность перед будущими поколениями, находившими нового Ребе, и принимавшими на себя его руководство.

[После исталкут Алтер Ребе значительная часть старых хсидим так и не приняли нового, Мителер Ребе. Также после исталкус Мителер Ребе были хасидим, которые не приняли нового Ребе, Цемах Цедека. Также и Ребе приняли не все и не сразу. Это все уже было, в этом нет ничего нового.]

Как убедительно доказывает рав Мондшайн, никакие, даже самые сногсшибательные выражения на фарбренгене не могут изменить порядок вещей, и не могут изменить галаху. Такие выражения характерны для хасидских праведников, и отнюдь не только в Хабаде, и всегда хасиды знали, как к этому относиться, понимая, что не все из миров духовных должно «автоматом» переноситься в сферу практического действия. Хасидим всегда знали, что хасид не должен быть «батлан» – не должен «падать в обморок[5]«, должен уметь всегда оставаться на почве реальности[6].

Собственно, сам Ребе подавал этому пример. Был стиль, как Ребе говорил на фарбренгене, и был стиль, как Ребе отвечал людям в письмах. Есть на самом деле даже сихот, где это объясняется. На языке хасидизма, если хотите – мир похож на букву ה, и между миром мысли и миром действия есть пустое пространство, переход. Не все из мира мысли переходит сразу в мир действия, а если переходит – то из ה  получается ח, как известно.

Более того: несмотря на все речи о том, что «предыдущий Ребе жив» – Ребе по сути, сразу после исталкут принял на себя руководство движением. Первый год это было, скажем так, не совсем «официально», а год спустя Ребе официально принял на себя руководство. При этом и до того, и после того, Ребе говорил о том, что предыдущий Ребе жив.

Если у нас от одного и того же рава есть его «маасэ рав» и есть его слова, то как нам нужно себя вести?

Очевидно, что мы должны вести себя по «маасэ рав», по тому, как Ребе себя вел. А слова о том, что «предыдущий Ребе жив[7]» – ок, в Торе есть не только пшат, в Торе есть  также друш, ремез, сод, кто сказал, что эти слова нужно понимать буквально, и тем более, лемаасэ, если сам Ребе в течение всего своего руководства своим практическим поведением доказывал обратное?

Хасидут объясняет, что наш материальный мир – наиболее низкий из всех, в общем, четырех миров. Люди нашего уровня не имеют выхода в высшие миры, то, что для нас реально – это только наш материальный мир.

Ребе, очевидно, имел «выход» в высшую духовность.

Так кто сказал, что все речи Ребе – это в отношении нижнего мира? Куда логичнее сказать, что практические действия Ребе – это в основном, в отношении нижнего мира, а слова Ребе легко могут относиться к любому из миров, в отношении которых у нас нет никакого постижения.

Это – основа восприятия Ребе как человека «возвышенного от народа», что не все, что Ребе делает – нам понятно. И когда, с одной стороны есть слова Ребе, а с другой – есть дела самого Ребе и вековые традиции хасидизма – очевидно, что мы должны ориентироваться на дела, а не на слова, относя слова к непостижимым для нас духовным категориям.

Если говорить о «динамике» отношений «царя» и «народа» – «нет царя без народа и нет народа без царя», то суть этой динамики, по-видимому, в том, что царь (Ребе) дает народу выход в духовность, а народ (хасиды) возвращают Ребе обратно в материальность, не давая ему оторваться от материальности окончательно.

Есть несколько историй, которые это доказывают. Самая известная – про «аека», «где ты», вопрос, заданный Алтер Ребе в Петропавловской крепости. Алтер Ребе говорил, что этот вопрос спас ему жизнь, подсказав, что нужно оставаться в этом мире и привносить духовность в мир.

Есть, в свое время совершенно поразившая меня, история о Пурим 1927 года, когда хасиды, испугавшиеся речей Ребе, пригласили его мать выйти из своей комнаты и убедить своего сына прекратить говорить (приводится в Сефер Сихот 5687). В свое время меня это жутко возмутило, много лет спустя я подумал: наоборот, это были хасиды, «знавшие» своего Ребе, понимавшие его, и заботившиеся о нем. Следующее после того фарбренгена письмо Ребе это доказывает.

Наконец, на последнем уроке рава Гинзбурга[8] речь шла о царе Давиде, который, на определенном этапе своего жизненного пути, решил покинуть этот мир, и только преданность его «хасида», Авишая бен Цруя, спасла ему жизнь.

Суть в том, что отношения Ребе-хасид – это динамика, «умный» хасид (по выражению рава Мондшайна) знает и понимает своего Ребе, а не просто слепо цитирует его сихот.

Наконец сиха самого Ребе[9], где Ребе говорит в самых крайних выражениях о Мошиахе, но завершает:

Пусть они объясняют смысл того, что глава поколения – это «Мошиах» – как они хотят, но главное – чтобы они исполняли шлихус главы поколения в распространении еврейства и майонос наружу.

Я думаю, что в этих словах – суть руководства и завещания Ребе: не важно то, что говорится, важно то, что делается, оставаться всегда на почве реальности.

Если ситуация сегодня принципиально неотличима от той, что была 60 лет назад после исталкут предыдущего Ребе, и 90 лет назад после исталкут Ребе Рашаба и т.д.  – то каждый день, когда мы не ищем нового Ребе – это просто глупость и преступление!

И так сказано «и будут искать Вс-вышнего Б-га их, и Давида, царя их» (и в заслугу этого прийдет Мошиах, как известно). Ребе надо искать – это не приходит само собой! Предыдущего Ребе мы получили от предыдущих поколений. Нового Ребе мы должны найти сами, для себя и для следующих поколений.

Меня спросят: хорошо, мы готовы искать. А есть реальные кандидаты?

Я отвечу: я плохо разбираюсь в духовных реалиях. Я знаю только, что у движения должен быть лидер. Пусть будет несколько лидеров, пусть будет несколько Хабадов – это лучше, чем это сейчас, когда вообще нет никакого лидера, и каждый делает что хочет.

Более того, уже сказано «Ифтах в своем поколении – как Шмуэль – в своем». Шмуэль был величайшим мудрецом, пророком и праведником, а Ифтах был просто ам-аарецом, как известно, и тем не менее – Тора приравнивает их друг другу. Просто потому, что народу нужен реальный живой лидер, и если нет такого как Шмуэль – пойдет даже такой как Ифтах.

И все же: кто может быть кандидатом?

Снова – я не говорю за всех, я говорю только за себя. С того момента, как я приехал в Эрец – пять лет назад, и начал искать себе «асе леха рав» – я слышал о раве Гинзбурге. Собственно, я слышал о нем еще 20 лет назад в России – и у меня была, можно сказать, детская мечта – приехать к нему учить каболу…

Но в Эрец это было по-другому: смотри, Ицик, предупреждали меня друзья и доброжелатели, не ходи к раву Гинзбургу, у него – свой хасидут, его ученики делают из него Ребе…

Я был послушным учеником, и не ходил к раву Гинзбургу, из которого делают Ребе…

Потом я все же пришел. Было это года четыре назад, покрутился я там пару месяцев, ничего не понял и ушел. Статьи рава мне очень нравились, а вот то, что из него делают «Адмура» было невыносимо…

В швате прошлого года (т.е., в январе текущего) я снова попал к раву. Наверное, что-то изменилось во мне за эти четыре года, но в этот раз – я просто  нашел себя там. И почему-то мысли про «Адмурство» меня как то перестали потихоньку задевать.

Пока, наконец, я не пришел к очевидной, в общем-то, мысли: а что, собственно, в этом плохого?  Ребе не находится с нами уже 16 лет как. Так что же делать дальше? Продолжать тешить себя иллюзиями, что Ребе вернется? Какое отношение эти иллюзии имеют к иудаизму? Что останется к тому времени от Хабада?

Или же, честно сказать себе, и сказать другим: у нас есть человек, достойный возглавить Хабад – если не весь, то значительную его часть, человек, «возвышенный от народа», праведник и каббалист, психолог и ученый, у которого есть адекватные ответы на «больные» вопросы поколения. И можно прийти и принять его руководство и стать его хасидим, а не просто «учениками».

Еще раз – я еще сам для себя не решил окончательно, или это правильно, что я здесь говорю или нет, или это то, что я должен делать, или нет.

Но здравый смысл подсказывает, что это то, что нужно делать.

[Хочу еще раз подчеркнуть, что все высказанное здесь — это исключительно мое личное мнение, мой личный «эргеш», моя личная попытка разобраться в том, что происходит сейчас в Любавич. Говорят (я слышал от надежных людей), что перед тем, как ехать на оэль 27 адара, Ребе сказал: «что будет с Любавич». Когда «в упор» не замечают проблемы, когда не чувствуют «что будет с Любавич» внутри себя — это самая большая беда и самая большая проблема.

На мой взгляд (и развернувшаяся на страницах фейсбука дискуссия это наглядно доказывает, что многие в Хабаде сегодня разучились думать и чувствовать, «делегировав» свои мысли и чувства кому угодно — Ребе, машпиим, Вс-вышнему — но при этом перестав быть людьми. Ибо человеку свойственно думать и чувствовать, иметь собственные убеждения и собственную голову на плечах, а не становиться зомбированным роботом какой-бы то ни было идеи. Граница между святостью и ее противоположностью зачастую очень тонка. (выражение рава Гинзбурга: «не всегда можно пройти по железному мосту»). Есть граница, где «битуль», «асе леха рав», «каббалат ол» превращается в свою противоположность. (и для этого нужен «машпиа» и «рав», чтобы ты не перешел эту границу. Только у этого «машпиа» и «рава» глаза и сердце должны быть раскрыты, а не затуманены). Ребе нужны здоровые хасиды, люди, а не роботы. Вс-вышнему нужны люди, а не роботы. Мы нужны самим себе — людьми а не роботами.

Знаете. как Ребе иногда благословлял приходящих к нему людей? Я это слышал и от рава Глуховского, и от рава Гинзбурга. «Пусть у вас будет нахат от Ваших детей, пусть у Ваших детей будет нахат от Вас,  и пусть у Вас будет нахат от самих себя.

Любавич — это мир человека с самим собой, а не слепое повторение «мантр». Вы думаете по-другому? Докажите, а не лезьте в амбицию! Алтер Ребе пишет в Тании, что если даже в открытой Торе есть диапазон мнений диаметрально противоположных, то тем более это так в скрытой Торе. И тем более и тем более, в наше время, когда «тьма покрывает землю», и Ребе не находится с нами уже 16 лет, и некого спросить и не у кого получить ясный и однозначный ответ.

Наша ежедневная молитва начинается «пусть всегда будет человек» — нужно сначала просто быть людьми — самостоятельно думающими и чувствующими, имеющими собственные стремления и цели, ошибающимися, падающими, поднимающимися и идущими дальше, а не «картиной на стене». Вот этой динамики сегодня больше всего не хватает в Любавич. «Шаг направо-шаг налево» и т.д.

Желаю нам всем научиться быть самими собой и быть в мире с самими собой, и исполнить ту миссию, которая возложена на каждого из нас — с радостью и добрым сердцем].

======================================

[1] «Письмо другу», «Письмо к раву Офену»

[2] В уроке рава Ицхака Гинзбурга от 24 тевет 5767: ידועים דברי רבי אייזיק מהומיל, גדול המשכילים בכל דורות חב»ד, שלפני ביאת משיח יצטרכו «א נייעם סדר»… צריך בעל שם טוב חדש וכו’, הכל חדש.  Рав объясняет там то, что объясняет, но ясно, что «новый сейдер» вполне может относиться и к ситуации сегодня

[3] Есть достаточно сихот и писем Ребе на эту тему, что разговоры о том, что Мошиах прийдет сегодня не означают, что человек должен все бросить, и сидеть ждать Мошиаха, а наоборот, что нужно продолжать строить планы на годы и десятки лет вперед, и при этом ждать Мошиаха. Иудаизм – это действие на разных уровнях и в разных направлениях. Яаков, отец наш, идя на встречу Эйсаву, приготовил себя «к молитве, к подарку и к войне». Я думаю, это прототип того, каким должно быть наше поведение в мире – мы должны быть готовы действовать на уровне материальности по законам материальности, при этом не забывая действовать в духовности по законам духовности, но также при этом не перемешивая и не путая эти понятия, ясно осознавая, где духовность, а где материальность.

[4] Для тех, кого «шокируют» подобные рассуждения, могу привести нечто куда более «шокирующее»: перед смертью царя Давида – «Давид малка мешиха» – тоже были «разборки» кто будет царствовать дальше, и с этого начинается книга Млахим, как известно. Можно сказать, что такие «разборки» не только не уменьшают нашего уважения к Давиду, но наоборот – именно с этого начинается «млахим».

[5] Известный сипур про одного из учеников Магида, про которого Магид сказал, что он «батлан», и не нужно присоединять его к миньяну. Поскольку никого другого не было – тот «батлан» тоже вошел в миньян. Услышав молитву Магида – он немедленно упал в обморок. Магид, как рассказывают, отозвался: «я же говорил, что он батлан»…

[6] Алтер Ребе приводит в Тании, что в будущем Вс-вышний «вынет солнце из его защитного мешка», и праведникам будет дана сила выдержать свет солнца, а грешники будут уничтожены его светом. Пока были живы старые хасиды, настоящие «овдим» – они были способны стоять рядом с Ребе и не падать в обморок, видеть сияние Ребе и не терять себя. С тех пор, как авода пнимит (внутренняя работа над собой) в Хабаде отошла на задний план, а на передний план вышли внешние эффекты – выросло поколение людей, вся связь которых с Ребе – это чисто внешние вещи – «мофтим», «игрот» и т.д. – на которые в прошлые поколения просто не обращали внимания. Соответственно, они настолько «самоаннулируются» перед сиянием Ребе, что совершенно теряют способность трезвого взгляда на вещи. Собственно, ничего нового здесь тоже нет. Авраам до обрезания не был способен стоять перед Вс-вышним и «падал ниц». Обрезание дало ему способность выдержать этот свет и не падать при этом. Билам же, как известно, «падал с раскрытыми глазами» см. Раши там.

[7] На самом деле также в отношении самого выражения «предыдущий Ребе жив» есть различные толкования, наиболее близким к «пшату» мне представляется следующее: рассказывают, что однажды спросили у самого Ребе, кого он имеет в виду, говоря, что предыдущий Ребе жив. Ребе ответил, что имеет в виду самого себя. Возможно, это была такая степень слияния и отождествления душ, о которой говорится в хасидизме «нишмато би» («душа его во мне»), так или иначе – это не имело смысла буквального и материального. «Овеществление» понятий духовных, попытка понять их в грубо материальном смысле – по-видимому является корнем проблемы.

[8] 6 свеча Хануки 5771 (иврит)

[9] Симхат Тора 5746

Что будет с Любавич?

Теперь мы возвращаемся к началу предыдущей статьи. Каждую вещь, которую мы читаем, скажем, у Ребе, или слышим на фарбренгене, перед тем (или после того), как «записать» ее на «диск» нашего разума, мы должны сначала взвесить.

Поясню:

Каждое слово, скажем, Ребе – это или хесед, или гвура. Или гашмиюс, или рухниюс. Поскольку мир динамичен, и Тора динамична, и Ребе динамичен – один раз он говорит нечто, что слышится «хесед шебехесед». Другой раз – нечто, что воспринимается «гвура шебигвура». Один раз – рухниюс шеберухниюс. Другой раз – гашмиюс ше бегашмиюс.

Это кажется совершенно очевидным, но это, похоже, совершенно не понятно и не очевидно: в разных ситуациях и разным людям Ребе говорил совершенно разные, иногда диаметрально противоположные, вещи. В разные годы Ребе говорил разные вещи.

Что значит «понять» Ребе? Понять – означает «набрать статистику». Прикинуть, хотя бы примерно, сколько раз Ребе высказывается на одну тему, и сколько – на другую. Это – самый первый, количественный, статистический, анализ. Постарайтесь выделить темы, о которых Ребе говорит больше всего, выделить какие-то общие принципы, а не просто выучить какие-то фразы.

Есть правила, как учить хсидус. Я помню, мы только начинали учиться – нам объясняли, что в маамарим не так важно «влезть» в каждую букву, как понять общую идею. То же относится к сихот – к беседам – нужно понять общий смысл, а не просто придираться к буквам.

Ребе говорит что-то? Попытайтесь понять контекст и подтекст. В хасидизме очень много контекста и подтекста – без этого ничего не понятно. С какой интонацией Ребе это произносит? Ребе говорит что-то и плачет? Как же мы тогда можем говорить то же самое и при этом смеяться?!

Ребе хочет научить, что не все так просто, что есть динамика, что нет однозначности, что есть какое-то напряжение. Собственно, из этого напряжения, из этого ощущения дисбаланса рождается сила действовать.

[Из уроков рава Гинзбурга: Хасидут вообще, и Ребе в частности – это «рош йерушалми», мышление иерусалимского талмуда, динамика, движение. Ребе очень динамичен. Так же, как мы все видим, как динамичен Ребе физически – как быстро Ребе двигается, как быстро Ребе машет рукой – так и еще в большей степени динамично мышление Ребе. Одно из любимых слов Ребе – это «меhалех», «идущий», выходить из всех границ и ограничений, ломать все преграды. Таково мышление Ребе. Сколько раз на протяжении одного фарбренгена иногда настроение Ребе меняется от полного отчаяния к надежде и вере? От «пастуха, ослепившего вожака» к вере, что вот-вот прийдет Мошиах. Ребе пишет где-то, что для того, чтобы «угнаться» за его тестем – нужно бежать вместе с ним. То же относится и к самому Ребе – нужно стараться «угнаться» за движением мысли Ребе, а не просто схватить ту или иную фразу].

Мы говорили сейчас о статистике и динамике. Кроме статистики и динамики, есть еще контекст. Это так же очевидно, как и не понимаемо широкой аудиторией.

Ребе – это седьмой Ребе Любавичского движения, и девятый – считая от Баал Шем Това. Каждая сказанная им фраза – сказана в контексте девяти поколений. Тот, кто этого не понимает – не понимает вообще ничего! Вы знаете, что Ребе не «изобрел» ни одного «дибур масхиль» (начальные слова маамарим)? Что все маамарим Ребе – это комментарии на маамарим предшествующих Рабеим?

Более того, есть контекст самого Ребе тоже. Особенно то, что Ребе говорил в последние годы – нужно, совершенно необходимо, понимать в контексте всего, что сказано Ребе за 40 с лишним лет его руководства. Я помню, мне как-то рав Лазар сказал: руководство Ребе началось не в 1992 году, а в 1950. Начинай учить сихот Ребе с 1950 года…

Те, кто начинают «учить» Ребе с «двар малхут» – сихот 1991-1992 года – не поймут ничего! У них нет контекста. Они не понимают (как и я когда то не понимал) что эти сихот – это последняя, отчаянная попытка Ребе выиграть войну Мошиаха, выиграть войну седьмого поколения.

Этот этап начал обозначаться после 1988 года, после ухода рабанит, когда Ребе произнес известную (2 адара 1988) сиху «боу нахшов хешбоно шел олам» – своего рода «завещание» Ребе. И все равно – Ребе продолжает борьбу! Еще шлухим, еще мивцоим… В 1991 году Ребе говорит уже совершенно открыто – «Я свое сделал – дальше делайте вы все, что можете…». И все равно Ребе борется до последнего! Как можно эти сихот (которые Ребе говорит тихо, у Ребе уже нет сил, Ребе уже почти 90 лет, хевре, как вы это не видите? – Посмотрите на видео, все есть на видео сегодня!) – воспринимать «кифшуто», буквально?

Наконец, 27 адара Ребе падает. После двух лет страшных мучений Ребе уходит от нас. А мы – продолжаем «праздновать»… У нас «Ребе жив», живее всех живых!

После моих последних публикаций рав Гинзбург написал мне короткое письмо, где попросил воздерживаться от негативных публикаций. Я стараюсь, как видите… В конце письма он написал: «перед тем, как ехать на огель 27 адара, Ребе сказал: «что будет с Любавич!».

Вот это «что будет с Любавич» Ребе завещал каждому из нас.

Яаков, отец наш, жив…

В прошедшую субботу читали главу Вайехи, понятно, цитировали известные сихот Ребе по поводу «Яаков отец наш, жив». Меня слегка, скажем, достало это понимание сихот Ребе по «пшат шебипшат» я решил немного покопаться в этой теме.

Вот что я накопал:

Ну, во-первых, первоисточник (Таанит, 5:2):

Рав Нахман и рабби Ицхак сидели за трапезой. Сказал рав Нахман рабби Ицхаку: «скажи что-нибудь». Сказан ему: «так сказал рабби Йоханан – не разговаривают за едой, дабы не попала еда в дыхательное горло, ибо это опасно для жизни». После трапезы сказал ему: так сказал рабби Йоханан: «Яаков, отец наш, не умер». Сказал ему: «и разве зря плакали плакальщики, и бальзамировали бальзамировщики, и хоронили хоронильщики»? Сказал ему: «Писание я толкую, как сказано: ‘и ты не бойся, раб мой, Яаков, и не страшись, Израиль, ибо Я спасаю тебя из далека, и потомство твое из земли пленения их’. Сравнивает его с потомством его, как потомство его – живы, так и он – жив».

Вот что пишет Шало по поводу этого драша:

… и ответил ему «писание я толкую», т.е., я тоже знаю, что он умер, но я имею в виду толковать писание во всех его возможных смыслах, и даже если это невозможно понимать буквально, есть в этом иносказание, что можно сказать, что он не умер, подобно тому, как говорится, что праведники даже после их смерти называются живыми, ибо их имя и их память и их дела существуют вечно.

В книге Асара маамарот:

«Не отвечают на драш» ибо рав Нахман ничего не ответил рабби Ицхаку в первой главе трактата Таанит, по поводу того, что «Яаков отец наш не умер», когда сказал ему «Писание я толкую», таким образом, буквальный смысл писания – отдельно, и толкование – отдельно.

РАМА из Пано:

Толковал один из мудрецов, Яаков отец наш не умер, и разве напрасно его оплакивали и бальзамировали… и ответил «писание я толкую», и в Йерушалми в трактате Назир сказали: «и разве мидраши – это правда? Но – толкуй и получай награду».

Наконец в книге Гур Арье объясняется близкий к пшату смысл:

каждый, кто оставляет после себя сына, изучающего Тору – как будто бы он не умер».

Наконец, известный комментарий Рамбама на Мишну Сангедрин, где говорится следующее:

Весь Израиль имеет долю в будущем мире, как сказано и народ твой… Я хочу говорить здесь о многих величайших и важнейших основах веры. Знай, что мнения знатоков Торы разделяются по поводу того блага, которое приходит человеку за исполнение заповедей, которые заповедал нам Вс-вышний через Моше, пророка своего, и того зла, которое найдет нас, если мы будем нарушать их…

…И из того, что тебе следует знать, в понимании слов мудрецов[1] разделились люди на три группы:

Первая, и это большинство из тех, кого я видел, верят в них по их буквальному смыслу, и никоим образом не предполагают, что есть в них какой-то сокрытый смысл, и самые невозможные вещи для них возможны и действительны. И они поступают так, ибо они не постигли мудрости, и далеки от разумения, и нет в них достаточного совершенства, чтобы самостоятельно пробудиться, и не нашли человека, который был бы способен пробудить их, и они считают, что мудрецы, да будет благословенна их память, не имели в виду во всех своих словах ничего кроме того, что они поняли по своему разумению из них и что они по их простому смыслу. И хотя видно из некоторых их слов, что это преувеличение и это противоречит здравому смыслу, так, что если бы это рассказали по простому смыслу даже простым людям, и тем более мудрецам – они удивились бы, вдумавшись в это, и сказали бы: как такое может быть, что есть в мире человек, который будет так думать, или который будет верить, что это правильная вера, тем более – что это понравится ему. И эта группа – нищие разумом, и следует огорчаться их глупости, ибо они почитают и возвышают мудрецов по своему разумению, а в действительности же они унижают их до земли, и даже не понимая этого. И жив Вс-вышний, что эта группа уничтожает красоту Торы и затемняет ее сияние, и представляют Б-жественную Тору противоположно тому, что в ней имеется в виду, ибо Вс-вышний сказал в цельной Торе, «когда будут слушать все эти законы, и скажут, однако, как мудр и понятлив этот великий народ», а эта группа рассказывает слова мудрецов таким образом, что когда слышат это остальные народы – говорят на это «однако как глуп и испорчен этот малый народ», и большая часть тех, кто делает это – это проповедники, которые объясняют и сообщают простому народу то, чего они сами не понимают, и кто бы дал, чтобы, если уже они не понимают и не постигают, хотя бы чтобы они молчали, как сказано: «кто бы дал, чтобы вы молчали, и считалось бы это вам мудростью», или хотя бы говорили: «мы не постигаем намерения мудрецов в этом высказывании, и не знаем, как его объяснять», но они считают, что они понимают его, и стараются сообщить и объяснить простому народу, то, как они сами поняли своим слабым умом, а не то, что сказали мудрецы, и толкуют всему народу толкования из трактата Брахот и из трактата Хелек и из других трактатов по простому их смыслу слово в слово.

И вторая группа – также многочисленна, и это те, кто видели слова мудрецов или слышали их, и поняли их по их простому смыслу, и решили, что мудрецы не имели в этом в виду ничего, кроме того, что понятно из буквального смысла их слов, и они приходят, чтобы объявлять их глупцами, и позорить их, и возводят напраслину на то, в чем нет ничего предосудительного, и смеются над словами мудрецов, и считают себя умнее их, и думают, что мудрецы – простолюдины, тупоумные и глупцы, не знающие совершенно жизни, так, что они не способны постичь никакой мудрости, и большинство тех, кто спотыкается в этом искажении – относятся к мудрости врачевания или к тем, кто наблюдает за движением звезд, ибо они в своих мыслях представляют себя чрезвычайно мудрыми и постигающими, и считают себя обладателями отточенного разума и философами, и насколько же они далеки от человеческого образа в глазах истинных мудрецов и философов. И они еще глупее первой группы, и это проклятая группа, ибо они отвечают великим мудрецам и главам Израиля, мудрость которых выяснилась мудрым, а эти глупцы, если бы они трудились в постижении мудростей, пока не познали бы как следует упорядочить и записать слова Б-жественной мудрости, и подобные им из вещи… и постигли бы практическую часть философии – тогда бы они поняли – или мудрецы – истинные мудрецы или нет, и тогда прояснился бы им смысл их слов.

И третья группа, жив Вс-вышний, их так мало, что невозможно даже назвать их группой, но это все равно как сказать про солнце, что это «вид», а оно только одно, и это те люди, которым прояснилось величие мудрецов, и насколько глубок их разум, и они постигли общий смысл их слов, указывающий на очень глубокие и истинные вещи, несмотря на то, что они малочисленны и разбросаны на протяжении их сочинений – они указывают на их совершенство, и на то, что они постигли истину, и прояснилось также для них, что невозможное невозможно, а возможное обязано существовать. И они познали, что мудрецы –не простолюдины, говорящие глупости, и выяснилось у них, что в их словах есть раскрытое и сокрытое, и что во всем, что они говорят, из вещей невозможных, они говорили об этом загадками и притчами, ибо таков путь великих мудрецов, поэтому величайший из мудрецов начал свою книгу словами «постичь притчу и гиперболу, слова мудрецов и их загадки», и известно…

Рамбам говорит, таким образом, о трех типах людей:

1)     Те, кто понимает все буквально. Рамбам называет их «глупцами», и объясняет, что большинство проблем идет от проповедников, думающих, что они что-то поняли, и преподносящих свое понимание простому народу.

2)     Те, кто считают себя умнее мудрецов, и называют мудрецов Торы «глупцами». Рамбам называет их «проклятой группой».

3)     Те, кто понимают, что слова мудрецов (особенно в Агаде) имеют скрытый смысл, и что мудрецы подчас говорят загадками.

Несколько очевидных следствий отсюда применительно к нашему вопросу:

— Те, кто понимает слова Ребе буквально – не кофрим, не «ноцрим», хас вешолом, но – «глупцы», и основная проблема – не в них а в «проповедниках», объясняющих им слова Ребе так, что это противоречит Торе и здравому смыслу.

— Те, кто тоже понимает слова Ребе буквально, и на этом основании обвиняет Ребе во всевозможных прегрешениях – «проклятая группа».

— Те, кто понимает, что в словах Ребе есть контекст и подтекст. Ребе, безусловно, знает этого Рамбама, и этого Шало, и этого Рама из Панно, и тем более Гур Арье – значит, когда Ребе говорит, что «Яаков не умер» – наверное, он имеет в виду что-то не буквально и не по простому смыслу. – Увы, таких можно пересчитать по пальцам, и счастлив их удел…

В общем – нет ничего нового под солнцем…

Конечно, после всех этих предисловий можно спросить: и все же, почему Ребе так упорно, на протяжении всех лет своего руководства, утверждал, что его тесть – жив, что в нашем поколении не будет смерти, и т.д. и т.п.?

Кто я такой, чтобы объяснять Ребе, безусловно, слова Ребе имеют смысл не только в материальности, но и в духовности, и безусловно, в духовном смысле праведники не умирают, и сознание того, что душа праведника находится с нами – дает нам силы продолжать и идти вперед, и все же, трудно избавиться от мысли, что Ребе просто готовил лекарство для ситуации после гимел тамуз.

Еще раз повторю – мое восприятие Ребе – как это отложилось у меня после прочтения множества сихот, маамарим и писем Ребе и после множества раздумий – Ребе – как общественный деятель – прагматик, совершенно лишенный каких-либо иллюзий как по поводу своих хасидим, так и по поводу будущего всего движения. Ребе знал, что у него нет продолжения – и он приготовил нам «мягкую посадку» после гимел тамуз. На языке современной психологии это называется «защитным механизмом» отрицания[2]. Возможно, если бы мы удостоились – Мошиах бы пришел в 1992 году – я верю, что когда Ребе говорил в 1992 году что это «наилучшее время для избавления» – так оно и было, и так мы тогда и чувствовали. Но – мы прозевали это время, а Ребе подготовил нам защитный механизм на первое время.

Отсюда, кстати, ясно, что те, кто «наезжает» на Хабад за их веру в то, что Ребе жив – тоже не понимают ситуации. Это – как мы уже сказали, защитная реакция движения на произошедшее. Эта реакция позволяет движению найти внутри себя какие то новые силы, чтобы адекватно отреагировать на сложившуюся после ухода Ребе ситуацию. Это требует времени, как понятно.

Сколько времени будет продолжаться действие психотропной таблетки? Рав Гинзбург намекает, что «двадцать лет»… Пока что нужно искать реальный выход.

=================================

[1] Имеются в виду агадот Талмуда (прим. переводчика)

[2] Защитный механизм

Реклама