Эфир — август 2012 года, перевод с иврита (с сокращениями)

 

Йорам Шефтель

 

Эту серию передач я посвящаю Шимону Пересу, который сделал скандально-страшное заявление, невозможное в любой стране. Это не только нож в спину правительства, но и проворачивание этого ножа вокруг своей оси… Заявление требует не рассказа о жизни Переса, а анализа некоторых важных моментов его политической карьеры, ставшей причиной некоторых трагических событий нашей истории. Нетанияhу в последние 3.5 года обращается с Пересом очень разумно, зная с каким развращенным политиком имеет дело. «Развращенным» не в стиле Ольмерта. Это политический разврат, доходивший в свое время до попытки антидемократического переворота, о котором Рабин сказал: «Вонючий трюк»(хотя сам Рабин был участником этого трюка до 89-й минуты, когда провал стал ясен).

Но политический разврат Переса намного серьезнее похождений Ольмерта… Биби позволил Пересу ездить куда угодно, встречаться с кем угодно, хотя президент не имеет права проводить политических встреч заграницей без согласия правительства. Биби дал Пересу почувствовать себя «супер-министром иностранных дел», даже, в определенном смысле, «супер-премьером».

Биби знает до какого уровня дошла спесь и центропупие Шимона Переса. Биби знает, что Перес пришел на этот пост не для того, чтобы перерезать ленточки и исполнять свои (ПРЕДСТАВИТЕЛЬСКИЕ и только) обязанности в соответствии с законом. Главное для Биби было обеспечить, чтобы «неутомимый интриган»(по выражению Рабина) Перес, в обмен на удовлетворение его жажды уважения в мире, не стал бы торпедировать политические инициативы правительства.

 

Я удивлялся тому, что это продолжалось целых 3.5 года. Поездки его, конечно, были бесполезны, но и безвредны. 3.5. года Перес не вредил, хотя мог — он в этом деле большой специалист.

Пока не произошел взрыв — в этот четверг (16 августа 2012 года). Только Перес может подкладывать такие фугасы, причем под важнейшую проблему нашего народа на сегодня — предотвращение получения Ираном ядерного оружия…

Что же сказал Перес ?

«Нельзя действовать против иранской ядерной программы без сотрудничества c США».

 

Сказал он это прекрасно зная, что нет никакой гарантии, что Обама, ненавистник Израиля не меньший, чем Никсон и Картер, проиграет выборы в ноябре. И Перес прекрасно знает, что Обама не собирается предотвращать иранские разработки военными методами. Все заявления Обамы о том, что «он не позволит» и т.д. направлены только на то, чтобы «5-я колонна» в Израиле имела «веские доводы» в своих протестах против возможных израильских действий. Какие «веские доводы» ?

Довод один — «Обама отгезукт !» («Обама сказал !»)…

Ирану нужно ядерное оружие для того, чтобы угрожать Израилю: например, угрозой применения ядерного оружия Иран надеется предотвращать израильские анти-террористические операции(типа «Защитной стены») и возродить, тем самым, палестинский террор в Иудее и Самарии, шиитский Ливане. Шимон Перес в конце этой недели встал во главе всех сил, заинтересованных предотвратить самостоятельные израильские действия в отношении Ирана. И не только предотвратить действия, но и ограничить Израильский суверенитет !

Что нам говорит Перес ? «Нельзя действовать без военного сотрудничества с США» , а ведь он прекрасно знает, что такое сотрудничество невозможно, т.к. правительство Обамы НИКОГДА не ненесет военного удара по иранской ядерной программе. Обама всегда будет говорить о том, что «надо дать шанс дипломатам» и все такое… Единственная ситуация, при которой возможен американский удар по Ирану — закрытие Ормузского пролива. Но тогда это будет война с Ираном, а не его ядерной программой. Но врядли иранцы настолько сумасшедшие…

Поэтому, если Израиль не будет действовать — никто не будет действовать и мы окажемся в ситуации, когда Иран получит бомбу и начнет угрожать ей Израилю.

Против этого совершенно ожидаемо выступает самая зловещая политическая фигура израильской политики всех времен — Шимон Перес.

В связи с этими действиями Переса необходимо отметить некоторые примечательные моменты его 65-летней политической биографии.

 

* * *

 

С его ведения и благословения Бейлин совершил антинародное преступление — «Соглашение Осло».

Преступление совершено, и партнером их был «человек с волосатым лицом», как его, Арафата(йимах шмо ве-зихро) назвал Бегин(зехер цадик левраха).

Надо помнить: Перес, вместе с Рабиным, предприняли серию действий для обмана избирателей. Это был не просто обман — это был ПАТОЛОГИЧЕСКИЙ обман.

Что такое «патологический лжец» ? Обыкновенный лжец надеется и верит, что его обман не откроется или откроется, но не сразу. Патологический лжец обманывает, прекрасно зная, что обман довольно скоро откроется. Вот это — Шимон Перес.

Во-первых, избирателю сказали: «Что мы теряем ? Давайте попробуем ! Если Арафат не будет воевать с ХАМАСом и Джихадом — мы его отправим обратно в Тунис ! Получится — будет у нас мир, нет — все вернем как было !»

Перес прекрасно знал, что нельзя будет никого никуда вернуть и что он, Перес, будет последним человеком, который попытается это сделать. Но он сознательно вводил избирателей в заблуждение.

И еще он сказал: «Именно Осло предотвратит создание палестинского государства, а упорное сопротивление Ликуда — может привести к созданию такого государства.»

И еще он сказал: «Пророчества Ликуда о тысячах ракет из Газы на Израиль — есть пустое запугивание населения. Никогда такого не будет.»

 

 

Вскоре начались взрывы террористов-самоубийц на улицах Израиля. И тут Перес не только не «отправляет Арафата в Тунис», но начинает заискивать перед ним.

Он забыл вдруг, что «Осло должен предотвратить создание палестинского государства», и заявил, что ситуация требует создания палестинского государства.

Войдя в правительство Шарона после выборов 2001 года, Перес изо всех сил препятствовал решительным действиям по предотвращению террора.

После «Дельфинариума» Шарон решается на операцию по типу «Защитной стены». Перес не дает ему этого сделать. Он вызывает в Израиль антисемита по имени Йошка Фишер, который морочит голову Шарону самым невероятным образом, — только чтобы предотвратить решительную антитеррористическую операцию. Так «Защитная стена» была отложена. За период между «Дельфинариумом» и «Отелем Парк» в Нетании погибло более 400 израильтян. Их кровь — на руках Переса. После «Отеля Парк» Шарон уже не слушал Переса. Но Перес до сих пор не раскаялся и не попросил прощения у родственников жертв. Ни в чем и ни перед кем…

До сих пор он только говорит: «Зато Арафат признал Государство Израиль !»

Нэбех…

* * *

 

Перес уклонялся от военной службы: в 1948 году и позже. В 1948 году он был молодым и здоровым — физически и психически — человеком.

Он не вступил ни в ПАЛЬМАХ, ни в ЭЦЕЛь, ни в ЛЕХИ. Что же он делал в годы, нeпосредственно предшествовавшие созданию Государства ?

Вместо того, чтобы присоединиться к ПАЛЬМАХу, например, Перес в 1944-48 гг был занят своей политической карьерой в движении «Ноар hа-овед ве-hа-ломед»(«Рабочая и учащаяся молодежь»). Он становится Генеральным секретарем движения. Чем же был заполнен распорядок стандартного дня активистов этого движения в 1944-48 гг ?

В общем, они занимались преследованием и травлей 12-14 летних ребят из ЭЦЕЛя и ЛЕХИ, которые расклеивали ревизионистские листовки. Поймав кого-нибудь, пересовские молодчики сдавали их в английскую полицию. Удача сопутствовала им редко, поэтому в основном приходилось сдирать листовки.

 

 

Но и в войну 1947-48 гг 25-летний Перес уклонился от вступления в ряды ЦАХАЛа. Причина-отмазка: «Перес занимался покупкой оружия в министерстве обороны» ! Видимо, в 1948 году в Израиле не было достаточного количества 50-летних и старше, которые могли бы покупать оружие ? Если бы Перес не покупал бы оружия — не было бы ЦАХАЛу из чего стрелять.

Но и после победы, в 1949 году, 26-ти летний Перес не идет в армию, не проходит КМБ и не вливается в ряды резервистов. Как все его сверстники. Но Перес как тогда, так и сейчас занят одним — политической карьерой. Нет границ его аппетитам, нет ограничений в средствах.

Левые, лицемерно осуждают сегодня харедим, уклоняющихся от службы в армии (я тоже осуждаю харедим за это). Но Пересу они все прощают. Когда стоял выбор — голосовать за Биби(прослужившего долгое время на самых опасных и трудных должностях в спецназе генштаба) или за Переса (ни дня не служившего в армии вообще) — все левые, без исключения, поддержали Переса. Поэтому, все, что левые предъявляют харедим — лицемерие и больше ничего.

 

* * *

 

Я считаю Переса ничтожным политиком. У нас нет больше такого политика, у которого можно было бы насчитать такое количество политических провалов.

Я сейчас перечислю самые главные из них.

Перес был одним из организаторов Синайской кампании 1956 года. Политической предпосылкой войны было желание Англии и Франции вернуть себе Суэцкий канал, отобранный у них фашистским режимом Насера. Желание Англии и Франции совпадало с желанием Израиля убрать Египетскую армию с Синая, открыв тем самым Тиранский пролив для израильского судоходства.

Перес предположил, что здесь есть совпадение интересов, которое может привести к военному союзу Израиля с Англией и Францией. Но Перес совершенно не учитывал позицию США. Поэтому эта позиция оказалась неприятным сюрпризом для всех.

Вы можете сказать: «Ну вот, Перес усвоил урок из Синайской кампании и сейчас, в противостоянии с Ираном, он кричит, что нельзя атаковать Иран без Америки !»

Нет и нет ! Надо УЧИТЫВАТЬ что Америка сделает и быть готовыми этому противодействовать. Ни в коем случае не надо было отменять Синайскую кампанию из-за того, что США воспротивились бы этому. Но надо было иметь план действий на случай, если США начнут торпедировать кампанию. Такого плана не было. И результат: союзники за 100 часов разбили Египет и добились своей цели, но США пригрозили санкциями. Готовности к этому не было. Бен-Гурион, поспешивший объявить о Шарм-аш-Шейхе и Синайской пустыне как о неотъемлемых частях Израиля, вскорости согласился с выводом войск на прежние рубежи. Причем, Перес убедил Бен-Гуриона согласиться на УСТНОЕ обещание США силой предотвращать любые попытки закрыть Тиранский пролив в будущем. В 1967 году американцы сказали израильтянам: «А где бумага ? Мы ничего не обещали !»

 

* * *

 

За несколько дней до начала «шестидневной войны» Ицхак Рабин оказался недееспособным. Израильские СМИ, которые в то время были в основном сионистскими, этот факт скрыли от населения — и правильно сделали. Как все это происходило ?

Рабин пришел к Бен-Гуриону за поддержкой и советом в преддверии надвигающегося военного столкновения с арабскими армиями.

Вместо поддержки, Рабин подвергся мощной атаке со стороны престарелого отставного вождя. На Рабина посыпались обвинения — «ты виноват в создавшемся положении», «ты, начальник генштаба, ответственен за напряженность на границе с Сирией, когда вы сбили 6 их МиГов в прошлом месяце», «ты разозлил сирийцев своими непропорциональными действиями в ответ на их попытки отвести воду из Иордана», «ты разозлил египтян и иорданцев своими заявлениями сразу после Дня Независимости».

Рабину, который отнюдь не отличался силой и решительностью характера, всего этого было вполне достаточно. У него началась тяжелая нервная и психическая депрессия.

Линия, которой держался Давид Бен-Гурион, была: без Америки мы не должны «рыпаться». Единственным высокопоставленным действующим политиком в Кнессете, который в «период ожидания» говорил то же, что и Бен-Гурион Рабину, был Шимон Перес. Но Израиль одержал победу — без Америки и, даже, вопреки Америке…

Вновь мы видим Переса — ничтожного политика, чьи расчеты и предсказания рассыпаются при малейшем столкновении с реальностью. Да, Перес был человеком Бен-Гуриона, но Бен-Гуриону тогда был 81 год, а Пересу было всего 44 года. Бен-Гуриону можно простить — Пересу — нет !

 

* * *

Переворот 1977 года. В этот год закончилось 44-х летнее правление социалистов в Израиле. Рабин ушел в отставку, а Перес возглавил оппозицию. Впервые в истории Страны, глава оппозиции стал во всех вопросах, возникавших между правительством Израиля и друзьями/врагами нашей страны, поддерживать арабов. Перес был ВСЕГДА против правительства.

Бегин, во время нахождения в оппозиции, вел себя всегда по-джентльменски — не могло быть и речи, чтобы пойти против своих же принципов и поддержать врага.

Во время тяжелейших переговоров с Египтом, когда администрация Картера безоговорочно поддерживала Садата, Перес тоже стал безоговорочно поддерживать египетские требования.

Следует отметить, что в Маарахе не все пошли за Пересом — Рабин и Алон высказывали свое несогласие со взятым курсом.

Перес поддержал требование Картера-Садата об израильском отступлении с Синая — до последнего сантиметра — и уничтожении там израильских поселений и города Ямит. Я хочу здесь пояснить: я ни в коем случае не снимаю ответственность за все это с израильского правительства и лично с Менахема Бегина, но, вне всякого сомнения, египетское упорство на переговорах и американская поддержка этого упорства — питались той позицией, которую занял Перес. Не будем это забывать.

 

 

По прошествии некоторого времени, Шимон Перес показал очередной пример своего политического ничтожества. Угрозы Саддама в 1980-81 гг уничтожить Израиль были как две капли похожи на иранские угрозы в наш адрес сегодня. На протяжении 1980 — первой половины 1981 года, Перес резко противился идее уничтожения иракского ядерного реактора.

Аргументы Переса были те же, иосифыфлавии из поколения в поколение повторяют одно и то же — «нельзя идти против Империи». А ведь в 1981 году президентом был уже не ненавистник Израиля Картер, а Рональд Рейган — можно сказать «почти наш друг» ! Но и новая администрация была резко против израильской атаки на иракский реактор. Перес писал Бегину письма, в которых пугал его неминуемой и полной изоляцией, в которую Израиль попадет сразу же после бомбежки Ирака. Предсказания Переса, как известно, оказались полной ерундой, но это не помешало ему, уже после успешного завершения операции, поднять совершенно истерическую кампанию ее осуждения. Причем, он осуждает эту бомбежку до сих пор ! И это — вместо извинения перед народом за сделанную серьезнейшую политическую ошибку !

 

* * *

 

Следующий эпизод: т.н. «Лондонское соглашение». Во-первых, он стал очередным красноречивым свидетельством «неутомимого интриганства» Переса. Вся эта история проходила за спиной у Шамира, премьера Страны в то время. Мы говорим о конце 1986 — начале 1987 гг.

Итак что такое «Лондонское соглашение» ? Шимон Перес, вместе со своим «пуделем»(по выражению Рабина) Й.Бейлиным, договорился с королем Хуссейном о передаче Иордании всей Иудеи и Самарии, включая Восточный Иерусалим и Храмовую гору. Под каким предлогом ?! А вот под каким: «Так мы нейтрализуем ООП ! Арафат не будет игрoком в ближневосточной игре !»

Опять мы видим — каким же надо быть политическим НУЛЁМ, чтобы все это предлагать и предполагать, хотя я и не уверен, что Перес вообще верил в то, что говорил. Он, видимо, просто играл на глубокой враждебности Шамира к ООП…

Предположение (или предлог), что арабский мир согласится с возвращением власти Хуссейна над Иудеей, Самарией и Восточным Иерусалимом и что ООП от этого сгинет, — отчаянный бред.

Арафат только бы усилил свои террористические действия — как, например, произошло в 1970-м году после разгрома и изгнания из Иордании.

Как в это можно было верить и как можно было верить в то, что Шамир и «Ликуд» все это будут всерьез рассматривать ?!

 

 

Через короткое время после провала этой инициативы Переса-Бейлина, в декабре 1987 года, началась волна террора в Иудее, Самарии и Газе, которую арабы и их левые коллаборационисты именуют «интифадой». Перес был тогда министром иностранных дел. Он заявлял, что «силой этот вопрос не решить», т.е. вывод — надо сдаваться. И опять — практика показала всю беспочвенность пересовских предположений. Как только Рабин уступил Аренсу место министра обороны, арабский террор в Иудее и Самарии пошел на убыль и в течении года был подавлен окончательно.

Израиль перешел к решительным действиям, перехватив инициативу у арабов.

Что предлагал Перес делать, исходя из его «аксиомы», что «невозможно победить террор» ?

Начать переговоры ! С кем ? С местными палестинскими лидерами — причем не обращать внимание на возможные контакты последних с Арафатом. Другими словами — пойти на уступки Арафату, который начал все эти волны террора с целью «принудить Израиль к переговорам с ООП». Перес предлагал это СРАЗУ же после начала т.н. «интифады».

Политическая ничтожность Переса и здесь ярко видна. Волна террора была побеждена.

В 1991 году госсекретарь Бейкер убедил Буша в том, что необходимо созвать «международную конференцию под эгидой ООН», с помощью которой будет возможно заставить Израиль уйти с 95% территории Иудеи, Самарии и Газы. Позже, в своей книге Бейкер вспоминал, что Шамир оказывал всем этим планам «героическое сопротивление», которое существенно изменило планы госсекретаря: конфeренция была «международной» только на открывавшем ее заседании, ООН стала только наблюдателем.

Израиль, с помощью этой «конфeренции», добился начала прямых переговоров с Сирией, а о передаче Голанской высот кровавому режиму Асада Ицхак Шамир даже и не думал.

Но Перес был согласен и на «международную конференцию», и на «непрямые переговоры», и на «эгиду ООН» — только чтобы, не дай Бог, не оказаться в ситуации дипломатического конфликта с США !

А Шамир выбил для себя право вето — он имел право дисквалифицировать любого члена «иордано-палестинской делегации», уличенного в контактах с ООП.

И он воспользовался этим правом — как в случае с Файсалом Хуссейни и др. !

 

* * *

Но все, о чем мы говорили до сих пор — лишь присказка. Сказка будет сейчас…

Я добавлю несколько замечаний к тому, что ранее было сказано о роли Переса в «ословском процессе».

Резкое ухудшение положения Израиля в плане безопасности сейчас — я говорю о намечающемся противостоянии по линии «Синай — Негев» — это тоже прямое следствие преступления в Осло. Ибо превращение Сектора Газы в базу арабского террора — это прямое следствие Ословского соглашения. Обострение обстановки на Синае и возникшая непосредственная угроза Негеву и Эйлату происходит исключительно по причине того, что Газа стала базой террора. Так Осло-Газа стала угрозой египетско-израильскому мирному соглашению !

 

* * *

 

Теперь о роли Переса в т.н. «размежевании».

Перес поддерживал этот план всем, чем мог. Его политическая ничтожность здесь нашла выражение в том, что все 4 его базовых тезиса рассыпались в пух и прах.

Тезис 1: «Размежевание» укрепит положение Израиля на международной арене.

Тезис 2: В районе Сектора Газы надо будет держать меньше войск.

Эти два тезиса даже не нуждаются в комментариях — эти предположения лопнули сразу же после их претворения в жизнь.

Тезис 3: Экономическое положение Израиля улучшится в результате размежевания и первых двух тезисов.

Газа заставляет Израиль держать все больше и больше войск на юге в последние годы. Мы сейчас держим больше войск на юге, чем до «размежевания».

Тезис 4: Депортация евреев из Газы улучшит демографическое положение в Стране.

Этот тезис — просто скандальный, граничащий с ложью. Поселенцы не находились в городе Газа, они находились в районах, где арабов не было. Никаких демографических причин для их депортации не было.

Однако, самой крайней низости Перес достиг, когда в апреле 2005 года, на встрече с одним из главных ненавистников Израиля в Европе Жаком Шираком (кстати, одним из инициаторов предоставления Саддаму ядерного реактора в конце 70-х гг), попросил его повлиять на владельцев французской компании «ClubMed», что бы те, после уничтожения Гуш-Катифа, построили на его месте свои отели. Ибо, по мнению Переса, как только снесут Гуш-Катиф — настанет полный шалом в регионе… На практике — первым прямым результатом депортации евреев стал захват власти в Газе ХАМАСом. На каком уровне политической дальновидности, стратегического анализа, надо находиться, чтобы в 2005 году делать такие прогнозы на будущее ?

 

* * *

«Неутомимый интриган» ((с) Ицхак Рабин.)

 

Перес стал «неутомимым интриганом» срaзу же, как только получил свой первый пост — в 1953 году он стал генеральным директором Министерства обороны. Это было решение Бен-Гуриона, которое он принял накануне своего «ухода в Сде-Бокер». Это не было случайным назначением. Перес и назначенный на пост начальника генштаба Даян должны были стать «бенгурионовской фракцией» и «следить» за Лавоном и Шаретом. Почему ?

Бен-Гурион опасался, что если Лавон и Шарет сумеют закрепиться на своих постах, то ему, Бен-Гуриону, некуда будет возвращаться после Сде-Бокера. Бен-Гурион знал наклонности Переса и доверил именно ему быть гендиректором министерства обороны. Шарет жаловался в дневнике, что Перес интригует против Лавона, создает в министерстве нездоровую и напряженную атмосферу.

Я рекомендую ознакомиться со следующими страницами в издании дневника, вышедшего 20 лет назад: 87, 562, 579, 619, 620, 623, 629 — и это только выборочные примеры !

 

 

Когда Бен-Гурион во второй раз ушел в отставку (1963), Перес был уже депутатом Кнессета (с 1959 года) и заместителем министра обороны. Пресса 1963-64 гг, когда Перес был заместителем министра обороны Леви Эшколя, подробно обсуждает напряженные отношения министра обороны с его заместителем. В 1965 году произошел раскол в МАПАЙ, партии, которая к тому времени была у власти в Стране уже 32 года. Бен-Гурион создал свой список — РАФИ. Перес присоединился к РАФИ — свой шаг он объяснил «верностью Бен-Гуриону». На самом деле, как это скоро выяснилось, Перес ушел из МАПАЙ по чисто практическим соображениям. Перес был уверен, что благодаря авторитету «единственного в своем поколении», РАФИ на ближайших выборах получит мандатов НЕ МЕНЕЕ, чем МАПАЙ. И вот тогда, Перес вернется в правительство, но уже не заместителем министра, а министром. Откуда я это знаю ?

Через 3 года после этого, была создана Партия Труда(«Авода») — в результате объединения МАПАЙ, Ахдут hа-Авода и РАФИ. РАФИ вошла в «Аводу» БЕЗ БЕН-ГУРИОНА, который резко осудил всех участников этого союза. И что же «верный Бен-Гуриону» Перес сделал ? Он его просто бросил, забыв о «верности вождю и идеалам».

Интриганство Переса на посту министра обороны в первое премьерство Рабина всем известно. В 1974 году Перес проиграл Рабину гонку за лидерство в Партии Труда. Ему не хватило буквально нескольких голосов. Рабин стал премьером, а Перес начал против него настоящую войну. Ради успеха в этой войне, Перес, который всегда до этого был противником поселенческого движения в Иудее, Самарии и Газе, счел возможным (внимание !) поддержать «Гуш-Эмуним», организацию, которая инициировала еврейское строительство в Самарии. Только чтобы досадить Рабину, Перес поддержал р. Левингера и разрешил основание Элон-Морэ около Шхема ! «Благими намерениями выложена дорога в ад» ?! В данном случае, о сотрудничестве Переса и «Гуш Эмуним» можно сказать: «Злые намерения дали благие результаты»…

Я сейчас зачитаю несколько отрывков из книги Рабина «Служебный блокнот»(«Пинкас шерут»):

«С того дня, как он проиграл мне в гонке за лидерство в Аводе, 22 апреля 1974, мне стало ясно, что премьерство стало пунктиком Переса — ‘он достоин премьерства так же, как премьерство достойно его’. Базисное предположение, на котором этот неутомимый интриган основывал свои иллюзии, было таким: ‘Единственное препятствие на его пути к премьерскому креслу — это Рабин’. То, что Маарах будет у власти — у него сомнений не вызывало… Он прилагал нечеловеческие усилия в войне со мной. Средства не выбирались — ‘утечки’ в прессу и т.д. Это было самым настоящим претворением в жизнь большевистского лозунга ‘чем хуже, тем лучше’ — лучше Пересу и его людям…»(стр. 534)

«Я не мог расследовать каждую утечку, но одну — самую серьезную — я решил не пропускать… Речь идет о тайном визите двух советских представителей в Израиль. Я поручил спецслужбам выяснить источник утечки. Все госслужащие, имевшие доступ к этому секрету, были допрошены и даже согласились на проверку на ‘детекторе лжи’. Все они были признаны непричастными к делу. Я вызвал своего заместителя — Игаля Алона — и министра обороны Шимона Переса. ‘Что делать ?’,- спросил я обоих. Гендиректора и остальные прошли проверку на детекторе и он показал, что они не врут. Алон сказал: ‘Нам всем троим надо пройти проверку на детекторе’. Лицо Переса стало бледным, как у покойника. Он сказал: ‘Я принципиально против проверки министров на детекторе ! Если решат, что мне надо провериться на детекторе — я подам в отставку !’ Я обменялся взглядами с Алоном. Я не стал заставлять министров проверяться на детекторе «(стр. 535) В конце этого абзаца три точки поставлены самим Рабиным.

Последний отрывок: «Когда настал ‘его день’ и партия избрала его кандидатом на пост премьера, он получил плоды тех ядовитых зерен, которые сеял 3 года — 1974-77. Три года он действовал против своего же правительства. Народ не принял оправданий Переса, что ‘все проблемы — из-за Рабина’ и теперь, с Пересом во главе, все пойдет ОК… Пересу указывали на то, что ни в одной демократической стране министр не продолжает занимать своего поста, если открыто требует места премьера… Министр юстиции Пересу так и сказал — подай в отставку и тогда выставишь свою кандидатуру в ЦК. Но Перес ничего не слышал…»(стр. 538)

Итак, Ицхак Рабин, исходя из своего горького опыта, точными словами описывает Переса как «неутомимого интригана».

Но и этот рекорд долго не продержался ! Его побил случай, беспрецедентный и который врядли повторится когда-либо еще.

Я имею в виду «вонючий трюк» (опять — определение принадлежит Рабину).

На выборах в Кнессет 1988 года «Ликуд» получил 40 мандатов, «Авода» — 39. Но более мелкие партии — ШАС, «Агудат Исраэль», «Тхия» и «Моледет» поддержали Шамира и он сформировал правительство, в которое вошла и «Авода» тоже, правда — без «ротации» премьеров. Перес стал министром иностранных дел и сразу же начал попытки свалить правительство и занять место премьера.

Началась операция по перекупке пяти членов «либеральной фракции Ликуда» во главе с Ицхаком Модаи, с целью лишить Шамира поста премьер-министра. Такого в израильской истории еще не было: попытка захватить власть коррупционными методами и без обращения к избирателю. Кстати, все тогдашние левые — Ш.Алони, А.Рубинштейн — поддерживали Переса до конца, до тех пор, пока «трюк» не закончился полным провалом.

 

לא חברים. פרס ורבין בכנסת, 1990 (צילום: נתן אלפרט, לע"מ)

 

Даже во вторую каденцию Рабина на посту премьера, Перес не прекращал интриговать. За месяц до убийства Рабина, Перес в интервью не отрицал, что рассматривает возможность вновь баллотироваться на пост лидера «Аводы» — «все зависит от того, как будет продвигаться мирный процесс»…

В 2005 году Перес, которому исполнилось к тому времени 82 года, баллотировался на пост лидера «Аводы». Его соперником был Амир Перец.

Шимон Перес проиграл. Буквально через несколько недель он просто плюнул в лицо партии, члeном которой был более 60-ти лет.

Перес ушел из «Аводы» и вступил в «Кадиму». Почему именно туда ? Он предполагал, что «Кадима» победит на всеобщих выборах (это показывали все опросы) — и тогда, в 2007 году, после окончания президентства Кацава, он сможет стать кандидатом на пост президента от правящей партии. Буквально на следующий же день после поражения в борьбе за лидерство в партии, один из кандидатов перебежал к конкурентам ! Такого в Израиле еще не было.

 

* * *

И в заключении, я хотел бы упомянуть еще три эпизода этой скандально-позорной карьеры.

Перес получил самый противоречивый и подозрительный приз из всех, именуемый «Нобелевская премия». Хотя, он вполне мог оказаться вторым по своей скандальности — как известно, Гитлер и Чемберлен должны были получить «нобеля» за «Мюнхен», но 1 сентября 1939 года произошли некоторые события, которые помешали норвежцам окончательно принять соответствующее решение.

ОК… Первоначальный план нобелевского комитета был — присудить премию только Арафату и Рабину, двум лидерам, подписавшим это самое преступное «соглашение». Когда об этом узнал Перес, он поднял на ноги всех, кого мог, чтобы добавить свое имя к двум лауреатам. Все это происходило открыто, СМИ освещали кампанию Переса по включению себя в список лауреатов. Пересу помогали два выдающихся ненавистника Израиля — Картер и Киссинджер (который недавно сказал, что «для интересов США абсолютно неважна безопасность 6-ти миллионов евреев в Израиле»).

В итоге, Перес получил «нобеля». Но ему было совершенно безразлично, что нобелевский комитет первоначально не только не хотел присуждать ему премию, но даже само имя его не упоминалось в протоколах заседания, пока не начался скандал. Пересу, с его ненасытной страстью к регалиям и почету, надо было добавить еще один пункт в свое резюме.

Просто так ? Нет !

Это резюме в будущем должно было стать трамплином для других регалий и почестей.

 

* * *

Шимон Перес был главным инициатором грандиозного фестиваля под названием «80 лет Пересу». Мобилизованная армия пиарщиков устроила нескончаемую масштабную кампанию в СМИ, в ходе которой жизненный путь юбиляра рассматривался только с одной стороны — со стороны, полностью игнорирующей весь вред, который этот человек нанес Стране…

Сама «вечеринка» в тель-авивском «hейхал hа-тарбут» напоминала съезд компартии в одной из стран Варшавского договора в 70-х гг. Никто из действительно великих государственных деятелей наше страны не позволяли себе даже чего-то отдаленно напоминающее это безобразие: ни Бен-Гурион, ни Голда, ни Бегин, ни Эшколь. А ведь Перес по сравнению с ними — кузнечик.

Мне было 7 лет — я помню все отлично — в 1956 году 70-летие Бен-Гуриона (при всем культе личности вокруг него) отмечалось очень скромно — шум был, но он составлял где-то 2% от того, что мы видели во время 80-летия Переса…

 

* * *

Весьма характерным является также еще один эпизод, последний, который мы рассмотрим. Я говорю о разводе Переса с его женой Соней, с которой они прожили вместе более 60-ти лет.

Перес пообещал Соне, когда после полного разгрома «Аводы» в 2003 году(«Ликуд» — 40 мандатов, «Авода» — 19) он вновь возглавил партию, что это будет последним пунктом его карьеры.

 

1985. פרס חוזר מביקור ברומניה (צילום: הרמן חנניה, לע"מ)

 

Он нарушил свое обещание дважды: в 2005 году он вновь выдвинул свою кандидатуру на пост главы «Аводы»(и проиграл Амиру Перецу), а в возрасте 84 лет(!) он решил стать президентом Израиля, т.е. оставаться «у дел» до тех пор, пока ему не стукнет 91 год. Обещание жене провести вместе последние годы жизни, после завершения каденции лидера «Аводы», так и осталось обещанием. Человеку в возрасте 84 лет, после того, как он был премьером, министром обороны, министром иностранных дел, министром финансов и т.д. и т.п., — забожалось стать Президентом.

У него появилась возможность получить этот пост — о каких обещаниях какой жене может идти речь ?! Причем, он знал, что дело кончится разводом. Так и произошло…

Все эти факты — об обещании Переса и ультиматуме Сони — были прекрасно известны израильским СМИ. Соня отказалась переезжать в резиденцию Президента Израиля, их фактический развод произошел с переездом Переса туда. Формально развод был оформлен позже. Однако, с тех пор, как Перес с 1977 года резко сдвинулся влево, СМИ постоянно на его стороне. Поэтому история с Соней Перес была скрыта от общественности, т.к. «общественность имеет право не знать». Эпизод с Соней завершaет наш обзор некоторых важных моментов политической карьеры Шимона Переса.

Предпосылки скандального заявления Переса по вопросу об иранском атоме, надеюсь, ясны…